Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

С улыбкой за мировым господством

29.06.2006, 10:46

«Если развитый мир считает, что способен диктовать правила поведения, то советую пробудиться от иллюзий»

«Если развитый мир считает, что способен как прежде диктовать всем правила поведения, то советую пробудиться от иллюзий». Эта реплика индийского оратора заставила «западную» часть аудитории многозначительно переглядываться. Гости из Китая, Бразилии и арабских стран согласно кивали.

Дело происходило две недели назад на закрытом семинаре в Берлине, участники которого, деятели весьма высокого уровня, собрались для неформального обсуждения вопросов глобального развития. Выступление представителя из Дели произвело впечатление не только своим содержанием (Западу пора делиться властью и влиянием), но и формой: тон, очень уверенный в себе. Кстати, цитата, приведенная в начале, относилась не к чему-нибудь, а к теме ядерного нераспространения. Мол, по какому это праву ядерные державы запрещают остальным иметь то, чем обладают сами?

Прошлый год стал во многих отношениях временем выхода на большую политическую арену Китая — о различных проявлениях растущих амбиций Пекина заговорили все и сразу. В этом году всеобщее внимание приковано к Индии.

Январская атака Лакшми Миттала на люксембургскую компанию «Арселор» вызвала настоящую панику в Европе. «Индийского гостя» (который, впрочем, давно уже представляет не национальный, а глобальный бизнес) как только ни обзывали. Старый cвет оказался не готов к тому, что глобализация вернется бумерангом — на развитые рынки придут развивающиеся с очень большими деньгами и еще большими претензиями. Правда, в конечном итоге европейцы если и не переиграли «захватчиков», то как минимум свели матч вничью, цинично воспользовавшись при этом другим амбициозным новичком — «Северсталью».

Старая добрая Европа продемонстрировала, что опыт — залог класса, и по части плетения интриг равных ей пока нет. Но звоночек уже прозвучал — представители бурно растущих держав довольно быстро обретают необходимые навыки.

На фоне конфликта вокруг «Арселора», за развитием и разрешением которого следил весь мир, незамеченным прошло еще одно любопытное событие, связанное с самоутверждением Индии. На этой неделе появился серьезный кандидат на пост генерального секретаря ООН, который освобождается к концу этого года, — Кофи Аннан завершает свой второй срок. Заместитель Аннана по информации и связям с общественностью Шаши Тарур — индиец, работающий в системе ООН с 1978 года, официально объявил о претензии на должность и о начале избирательной кампании. По общему мнению, следующим генеральным секретарем должен быть выходец из Азии. Единственным представителем этого континента, возглавлявшим секретариат ООН, был бирманец У Тан (с 1961 по 1971 годы).

Индийский претендент — фигура очень известная и уважаемая, однако по традиции на вершину ООН поднимаются представители небольших государств, не имеющих собственных геополитических притязаний. С другой стороны, за благосклонность Индии в той или иной степени соревнуются сегодня практически все постоянные члены Совета безопасности ООН, мнение которых будет решающим при определении нового секретаря. Из них наибольшие возражения индийский генсек может вызывать у Пекина, однако и здесь возможны варианты. Москва к Дели традиционно настроена благосклонно, а представитель Госдепартамента США высказался туманно, но позитивно.

В Вашингтоне, кстати, сегодня должны принять важное решение. Сенатский комитет по международным делам рассматривает договоренность о сотрудничестве с Индией в ядерной энергетике.

Поддержка сделки будет означать полную и окончательную реабилитацию Индии за несанкционированное овладение ядерным оружием, соответствующий комитет палаты представителей уже дал свое добро.

В чем, помимо экономических успехов, секрет стремительного взлета Дели в центр мировой геополитики? Ведь еще совсем недавно, в конце 1990-х, Индия превратилась чуть ли не в изгоя, развязав на субконтиненте ядерную гонку вооружений. Одновременно страна, по сути, оказалась объектом агрессии со стороны Пакистана в Кашмире, причем администрация Билла Клинтона поддержать Дели не торопилась. Попытки Индии обратить внимание Вашингтона на растущую в Южной Азии угрозу терроризма не встречали особого интереса.

Конечно, главной причиной изменения обстановки стали события 11 сентября 2001 года, когда угрозы, о которых предупреждала Индия, вдруг оказались самыми главными для Соединенных Штатов. Однако чтобы использовать ситуацию, необходима была очень точная политика, и Дели продемонстрировал способность ее проводить.

Индийский политолог Си Раджа Мохан в последнем «Форин эфферз» (кстати, Индия — тема номера этого влиятельного американского журнала) предлагает объяснение геополитических достижений своей страны. По его версии, Дели преуспел потому, что на всех важнейших направлениях своей политики делал ставку не на противостояние и конкуренцию, а на сотрудничество и поддержку партнеров. Всем — США, Китаю, России, Европейскому союзу — Индия предлагает позитивную повестку дня, подчеркивая общность интересов и целей. Разногласия, напротив, отодвигаются в тень как не носящие стратегического, принципиального характера.

Пожалуй, в этом заключается тот урок, который следовало бы извлечь из индийского поведения.

Не отступая ни от каких базовых позиций, Дели сумел при помощи неконфронтационной, но четко продуманной внешней политики создать благоприятные условия для своего развития, как внутреннего, так и геополитического.

Мало сомнений в том, что мышление индийской элиты переполнено самыми разнообразными комплексами и фобиями. Однако в конечном итоге проводимый курс сохраняет позитивный заряд, в целом избегая соблазна перенести эти комплексы на отношения с внешними партнерами.

Мохан замечает, что подобная благостная картина едва ли сохранится бесконечно: нарастают разногласия между партнерами Индии. Так, США заинтересованы в том, чтобы превратить Дели в противовес Пекину, Индия ни в коем случае не хочет такого допустить. С другой стороны, конкуренция с КНР за влияние в Азии и доступ к источникам энергии почти неизбежна.

Безусловно, Индия сталкивается с огромным количеством проблем, а 250-миллионный средний класс соседствует с полумиллиардом живущих в чудовищной нищете. Вместе с демократией в наследство от эпохи британского владычества осталась и большая часть инфраструктуры, критическое состояние которой становится острейшей проблемой.

Преимуществом Индии по сравнению с тем же Китаем является ее политическая система. Она прочнее китайской, унаследованная от британцев демократия позволяет достаточно гибко находить баланс между бесчисленным количеством религиозных, этнических, экономических и культурных интересов внутри страны. Жесткая же вертикаль КПК подвергается угрозе из-за дисбалансов в китайском обществе.

Ключевая же составляющая успеха, считают эксперты, в том, что Индия активно включена в процесс глобализации.

Пример Лакшми Миттала демонстрирует, что этот путь может быть намного более перспективным, чем возведение барьеров с целью во что бы то ни стало защитить собственную самобытность.