Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Спонсоры без границ

20.04.2006, 11:31

С точки зрения международного сообщества ситуация вокруг Палестинской автономии выглядит довольно безнадежно. Демократически избранные власти уверенно берут территорию под контроль, но совершенно не собираются признавать право Израиля на существование. Надежды же на то, что экономическая блокада поставит на колени администрацию, практически полностью живущую за счет иностранной помощи, не оправдываются — нашлись другие спонсоры, благо нефтяных денег сейчас в мире хватает. Среди этих спонсоров и Россия, готовая внести свою 10-миллионную лепту в пожертвования, собранные арабским миром.

Вообще, трудно припомнить, когда в последний раз Москва выступала прямым донором иностранного государства. После заката СССР Россия надолго сама зачислила себя в разряд неимущих и перестала оказывать кому бы то ни было финансовую поддержку. Содействие могло выражаться в другом — например, списании долгов, как правило, еще советских, или гуманитарной помощи после стихийных бедствий, обычно не денежной, а технической. Получается, что первым полноценным «клиентом» новой России становится движение ХАМАС. Тем более что его, судя по всему, придется брать на постоянное содержание.

Довольно странно, что Российская Федерация спонсирует организацию, открыто декларирующую собственное право на терроризм. Это сильно расходится с публичной риторикой Кремля, который уже много лет призывает всех отказаться от двойного стандарта и прекратить делить террористов на плохих и хороших. Однако по сути поддержка Россией и арабскими странами правительства ХАМАС ничем не отличается от прежней политики Запада в отношении Ясира Арафата. В том числе и с точки зрения ее моральной состоятельности.

В эпоху «мирного процесса» 1990-х годов и начала нынешнего десятилетия руководство палестинской администрации если само и не координировало «акты возмездия» против «оккупантов», то как минимум было в курсе механизмов той террористической деятельности, которая захлестнула Израиль в годы второй интифады. Арафат, однако, разыгрывал намного более сложную партию, чем неопытные в политических интригах вожди ХАМАС. Он изображал невинную жертву израильского давления, с одной стороны, и палестинского экстремизма — с другой. Европейцы же, которые за годы существования Палестинской автономии выделили ей около 5 млрд евро, охотно делали вид, что верят в нарисованную раисом картинку.

Евросоюзу было приятно считать себя мудрым высокоморальным лидером, который содействует исполнению вековых чаяний палестинского народа и созидает для него национальное государство.

Миссия благородная и почетная. Это грядущее государство авансом, не дожидаясь его официального провозглашения, даже включили в программу соседства, предусматривающую особые отношения со странами, входящими в зону влияния ЕС.

Что изменилось после прихода к власти ХАМАС? По существу ничего, просто исчез благопристойный камуфляж, который создавал Ясир Арафат и по мере сил поддерживали его преемники из ФАТХ. Перестав разыгрывать спектакль, победители палестинских выборов испортили настроение всем. Во-первых, Соединенным Штатам, которые теперь сполна могут насладиться истинно свободным выбором палестинского народа и примерить его на другие арабские страны, где запланировано торжество демократии. Во-вторых, Европе, которая не любит, когда вещи называют своими именами, предпочитая красивые и округлые формулировки. И поскольку западные спонсоры палестинского национального возрождения оказались в замешательстве, на первый план выдвинулись новые друзья народа Палестины.

Зачем Москве активное участие в ближневосточной политике, тем более за собственные деньги? В принципе все логично. Россия ощутила себя окрепшей, почувствовала уверенность в себе и вспомнила о том, что является великой державой.

Для великой державы крайне важно присутствовать в регионах, которые будут находиться в центре мировых политических процессов в ближайшие десятилетия.

Таких регионов два — Дальний Восток, куда неуклонно смещается фокус всеобщего интереса, и Ближний Восток, в равной степени богатый как минеральными ресурсами, так и очагами конфликтов. Российская активизация на тихоокеанском направлении очевидна, благо там Россия представлена географически. Дошла очередь и до Ближнего Востока. Так что мотивация понятна.

Но способна ли Россия добиться целей, которые там ставит? Точнее, собирается поставить, ведь российского стратегического плана на ближневосточном направлении в настоящий момент не просматривается, пока речь идет только о присутствии, а там посмотрим.

В таких случаях всегда возникает вопрос о реальных возможностях и о потенциальных издержках. Издержки понятны — на Западе опять заговорили о том, что Россия выбирает себе в друзья «режимы-парии». А возможности? Можно воспользоваться тем тупиком, в которым оказались основные западные участники региональной политики, чтобы заполнить имеющуюся нишу. Собственно, это Москва уже и делает. Но что дальше? Едва ли целью России является влиться в стройные ряды арабских режимов, для которых идеальным вариантом ближневосточного урегулирования на самом деле был бы тот, о котором сами они говорить не решаются, зато публично объявляет ХАМАС. То есть Ближний Восток без Израиля.

Российские руководители постоянно говорят о том, что цель нашего участия — содействовать налаживанию диалога, который учитывал бы интересы всех сторон. Это, безусловно, весьма достойная цель, но для ее достижения нужны реальные инструменты воздействия на переговорные стороны, с помощью которых их можно принудить к сближению позиций. Считается, что у Москвы есть такие рычаги в случае с Ираном. Правда, судя по результатам диалога, если они и есть, то совсем не работают. Весь мир считает Тегеран союзником России, при этом Иран ведет себя совершенно самостоятельно, не считая нужным хоть как-то идти навстречу большому русскому другу.

Но если на иранском направлении подобного рода инструменты воздействия есть хотя бы теоретически, то в случае с ХАМАС их нет вовсе. Может быть, деньги Палестинской автономии затем и выделяются, чтобы потом давить на администрацию угрозой их замораживания?

Но тогда Москва рискует скоро оказаться в положении Европейского союза.

Тот, будучи на протяжении долгого времени своего рода кошельком палестинцев, оказался у них чуть ли не главным врагом, когда попытался обусловить чем-то дальнейшие дотации. Стоит напомнить, что когда разгорелся скандал вокруг датских карикатур, первой жертвой праведного гнева правоверных стал офис Евросоюза в Газе.