Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Из Обамы – с любовью

22.10.2009, 09:14

Безоговорочная ориентация Японии на США может слабеть по мере появления других факторов влияния

Городок Обама в японской префектуре Фукуи был известен разве что скумбрией, которую местные рыбаки с древности поставляли ко двору императора в Киото. Однако недавно местные жители пережили минуту славы: Барак Обама лично ответил на коллективное послание горожан, пожелавших ему политических успехов. Теперь рыбацкое поселение живет надеждой на приезд именитого «тезки» в ноябре этого года, когда президент США прибудет с первым визитом в Японию. В ожидании пока никем не подтвержденного события весь город увешан баннерами с признанием в любви американскому лидеру, а в зале ожидания на вокзале без перерыва звучат избранные речи хозяина Белого дома.

Возможно, горячая любовь скрасит Бараку Обаме впечатления от отношений между Вашингтоном и Токио, которые за последний месяц вступили в зону турбулентности.

На этой неделе в Японии побывал глава Пентагона Роберт Гейтс, который пытался прояснить позицию нового правительства относительно будущего японо-американского альянса. Переговоры прошли прохладно, оставив ощущение неопределенности.

Сокрушительное поражение на парламентских выборах в сентябре Либерально-демократической партии Японии, которая больше полувека бессменно управляла страной, назвали политическим землетрясением. За первые недели новый кабинет Демократической партии во главе с премьер-министром Юкио Хатоямой выдвинул множество амбициозных планов, которые затронули и внешнюю политику. Наибольший интерес привлекло намерение Токио добиваться более «равноправных» отношений с Вашингтоном.

После поражения во Второй мировой войне Япония несколько десятилетий находилась под американским военно-политическим контролем. В условиях «холодной войны» это отвечало интересам сторон. Соединенные Штаты обеспечивали гарантии безопасности Токио, который и по сей день не имеет мирного договора с Москвой, а за это имели стратегический форпост на Дальнем Востоке, который в СССР называли «непотопляемым авианосцем». Фантастический взлет Японии в 60–70-е годы прошлого века, превративший страну во вторую экономику мира, не повлиял на отношения в области безопасности.

После «холодной войны» ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе изменилась. Быстрый рост Китая и фундаментальные сдвиги в мировом балансе сил, который постепенно стал смещаться в сторону Азии, вернули тихоокеанское пространство в центр американского внимания. К тому же обострилась северокорейская проблема: экстравагантное государство-шантажист, по сути, стало ядерной державой, заставив всех окружающих относиться к себе предельно серьезно. Едва ли какая-то из стран, даже заметно превосходящих КНДР по экономико-политическому весу, бросает более дерзкий вызов американскому доминированию, демонстрируя бессилие мирового лидера перед лицом загнанного в угол тоталитарного режима.

Если Америка в целом озабочена своими позициями в АТР, от прочности которых зависит и глобальное влияние США, то Япония зажата между двумя региональными процессами. С одной стороны, северокорейские ракетно-ядерные демонстрации направлены в основном в сторону Токио, и всякое серьезное обострение вокруг Пхеньяна немедленно вызывает всплеск тревоги в Японии. С другой – превращение КНР в непререкаемого лидера Восточной Азии (экономического, а в перспективе и военного) обещает трудно предсказуемые отношения с Токио.

Проблемы исторического прошлого, до предела обострившиеся несколько лет назад при премьер-министре Коидзуми, сейчас несколько сгладились, но обилие скелетов в шкафах всех азиатских наций грозит обнаружить себя в любой момент.

При этом к открытому конфликту с Пекином Япония, как, впрочем, и остальные крупные страны, не готова: Китай уже играет слишком большую роль в мировой экономике и политике. Поэтому перспектива превратиться в форпост Соединенных Штатов на случай их противостояния с КНР в будущем Токио тоже не привлекает.

Что премьер Хатояма имеет в виду под «равноправным» альянсом с США — пока никто четко объяснить не может, но на текущей повестке дня два конкретных вопроса.

Во-первых, правительство Японии намерено пересмотреть соглашение, заключенное с Вашингтоном несколько лет назад, о перемещении американской военной базы на Окинаве на другой объект по соседству. Японский кабинет ссылается на жалобы жителей острова и предлагает провести новые переговоры о строительстве объекта в другом месте, возможно, даже вне территории Японии.

В ответ на призыв Гейтса придерживаться подписанных договоренностей японские представители сообщили ему, что Соединенным Штатам следует учитывать внутриполитические изменения в Токио.

Во-вторых, правительство также собирается прекратить участие морских сил самообороны Японии в дозаправке американских военных кораблей в Индийском океане, что является частью операций по борьбе с терроризмом в Южной Азии. В бытность лидером оппозиции Хатояма неоднократно высказывался против участия в «чужих» войнах. Сейчас формулировки смягчились, правительство обещает найти «другие формы» поддержки американских усилий.

Некоторые связывают наступательный подход премьер-министра с внутренним фактором: правительство хочет доказать избирателям, что всерьез взялось за укрепление национального престижа. Помимо практических осложнений, которыми чреват для Вашингтона новый подход Токио, есть более глубокая проблема. Администрация Барака Обамы, пытающаяся приспособить американскую внешнюю политику к разрешению большого числа кризисов по всему миру, столкнулась с неприятной ситуацией: она не может полагаться на традиционных союзников.

Ситуация в Европе известна: европейские страны НАТО готовы рукоплескать Обаме, но за малым исключением не способны или не хотят оказать поддержку, которой он ожидает. Опорные партнеры США на Ближнем Востоке – Израиль, Саудовская Аравия, Турция. Отношения со всеми из них складываются сложно, а с Израилем переживают едва ли не худшие времена. О Пакистане и говорить нечего – это чуть ли не главная проблема всей американской политики. И теперь к этому ряду, того и гляди, добавится Япония.

Как дипломатично заметил автору этих строк японский дипломат, Токио высоко ценит альянс с Соединенными Штатами, но не может игнорировать и перемены, происходящие в мире. Иными словами, безоговорочная ориентация на США как неоспоримого лидера может слабеть по мере появления других серьезных факторов влияния.

Очевидно, в этом ключе следует трактовать и рассуждения Хатоямы о «восточноазиатском братстве», которое включает в себя Китай, Японию и Корею, но не предусматривает участие Америки. Это, правда, пока такая же абстракция, как и «равноправие» с Соединенными Штатами, но направление мыслей вполне определенно.

Скорее всего, происходящее означает начало сложной перенастройки отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе в соответствии с новой ролью Китая и ее восприятием другими игроками. Но, поскольку сам Пекин делает все возможное, чтобы не раскрывать долгосрочных планов, прочим остается маневрировать, надеясь не прогадать и занять выгодное место в будущей расстановке сил. Во всей этой сложной партии пока совершенно незаметно самостоятельной позиции России, которая не раз заявляла желание увеличить свое присутствие в АТР. Итоги визита Владимира Путина в Пекин, скорее, дают основания предполагать, что Москва готова следовать правилам, которые определяет Китай.