Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Апология антинародного режима

23.06.2005, 13:58

Рыться в залежах материалов, скопившихся за годы журналистской деятельности, — занятие утомительное, но иногда полезное. На днях среди кипы бумаг я случайно обнаружил текст передачи, подготовленной 13 лет назад, в бытность работы обозревателем североевропейской службы Международного московского радио (некогда знаменитого «иновещания»). Еженедельный радиожурнал «Барометр», который мы делали тогда для слушателей в Скандинавии и Финляндии, открывался хроникой событий. Вот перечень новостей с 17 по 24 мая 1992 года:

- Украина в категорической форме потребовала отменить постановление Верховного Совета России, согласно которому акт передачи Крыма под украинскую юрисдикцию в 1954 году признан не имеющим силы.

- Армянские вооруженные силы взяли азербайджанский город Лачин, прорвав четырехлетнюю блокаду Нагорного Карабаха. Ожесточенные бои продолжались на границе Армении с Нахичеванью, а многие политические силы Турции потребовали оказать помощь братскому азербайджанскому народу.

- Обстановка в Приднестровье резко обострилась после того, как поступили сведения об участии в конфликте размещенных там частей российской армии. В ходе боев убитые и раненые есть и со стороны Тирасполя, и со стороны Кишинева.

- Грузинские боевики в Южной Осетии расстреляли автобус с беженцами-осетинами, погибли 36 мирных жителей. Председатель госсовета Грузии Эдуард Шеварднадзе возложил ответственность за преступление на бесчинствующих вооруженных сторонников свергнутого президента Гамсахурдиа.

- В связи с действиями вооруженных контрабандистов серьезно обострилась ситуация на границе Таджикистана и Афганистана, в том время как лидер мусульман Таджикистана потребовал выхода республики из СНГ.

Жизнь в эпоху перемен, когда за год случается больше, чем при нормальном развитии событий за десятилетие, сильно притупляет восприятие. С того исторического периода, когда вышеперечисленные явления были каждодневной рутиной, прошло, в общем-то, совсем немного времени, но о том, что реально происходило на обломках советской империи, мы быстро забыли. Сегодня, когда вопрос о будущем постсоветского пространства занимает верхние строчки международной повестки дня, особенно важно объективно взглянуть на недавнее прошлое, избегая штампов (в том числе и совсем недавно появившихся) и идеологических искажений. В этом случае многое из происходящего предстанет в несколько ином свете.

Политику России в отношении стран СНГ в 1990-е годы теперь принято дружно ругать. На Западе распространилось представление о том, что Москва, мол, хоть и инициировала распад СССР, но, в принципе, всегда оставалась имперской силой, стремившейся вернуть себе контроль над утраченными территориями и мешавшей их независимому развитию. Для этого «определенные круги» в России разжигали войны по периметру своих границ, поддерживали сепаратистов, шантажировали энергетическими поставками и препятствовали попыткам иных, бескорыстных держав помочь новым независимым государствам встать на правильный путь. И только теперь, избавляясь от российских пут, постсоветские государства с трудом выбираются на торную дорогу демократии.

У нас крайность противоположная. Антинародный ельцинский режим не только Советский Союз уничтожил, исходя из собственных эгоистических интересов, но и затем проморгал, а то и просто отверг все возможности восстановить сферу российского влияния, «слил» национальные интересы и предал соотечественников. И только теперь Москва пытается что-то восстановить, но это чудовищно трудно по причине тяжести оставленного проклятым предшественником наследия.

Что касается собственно распада СССР, точнее, того, как он был оформлен, то отрицать личный фактор в этом событии бессмысленно. Очень уж хотелось новым независимым лидерам ликвидировать старую союзную надстройку и всласть порулить самим. Это, впрочем, не отменяет того факта, что к моменту упразднения Советский Союз уже и так фактически перестал существовать.

Но вот что касается дальнейшего, то по прошествии десятилетия стоило бы признать: Россия сыграла очень позитивную роль, обеспечив максимально безболезненную дезинтеграцию гигантской страны, буквально нашпигованной острейшими противоречиями.

Все конфликты, перечисленные выше, были в конечном итоге приостановлены при непосредственном участии Москвы, которая и посредничала, и принуждала противостоящие стороны к миру. Завершение одной из упомянутых войн — междоусобицы в Таджикистане — вообще имеет основания считаться одной из самых успешных операций по «национальному строительству» со времени окончания «холодной войны». Усилиями прежде всего российских дипломатов была выстроена, конечно, далекая от совершенства, но дееспособная и достаточно устойчивая государственная конструкция, положившая конец кровопролитию. В этом смысле российский опыт успешнее многих других, особенно если вспомнить ту реальную внутрироссийскую ситуацию, на фоне которой разворачивались усилия Москвы по умиротворению бывших окраин.

С этой точки зрения ельцинское руководство предстает просто как образец ответственного подхода к миротворчеству. Тем более что Запад тогда, в отличие от сегодняшнего дня, особого желания разгребать постсоветские завалы не испытывал.

Нет сомнения в том, что «круги», заинтересованные в разного рода нестабильности, в России всегда были и, скорее всего, остаются, и свой весомый вклад в драматические катаклизмы бывшей советской периферии они внесли. Однако, к счастью, государственная политика определялась не ими. Правда, вместо того чтобы этим гордиться и всячески подчеркивать собственную позитивную роль, Москва ее как будто бы стесняется.

Связано это, очевидно, с тем, что акцентировать вклад России в мирный «развод» с бывшей зоной влияния у нас считается неприличным, поскольку этот развод до сих пор склонны считать трагедией.

Сегодня политика Кремля на постсоветском пространстве и ее трактовки тоже довольно сильно расходятся. Курс на прагматическое признание реальности и отказ от лишних амбиций, который де-факто проводит Россия, внутри страны стараются камуфлировать, видимо, чтобы на всякий случай не травмировать национальное сознание, а на международной арене он почему-то вызывает ужесточение риторики относительно якобы вынашиваемых Москвой имперских устремлений.

Все это не самый благоприятный фон для разрешения конфликтов, тех самых, которые были остановлены 10 лет назад при активном участии России, но с тех пор так и остались в замороженном состоянии. Инициатива сегодня, безусловно, принадлежит США и Европейскому союзу. Но Россия заслуживает хотя бы признания того, что ее деятельность на постсоветском пространстве помогла избежать куда более тяжелого развития событий.