Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Источник шумовых эффектов

31.07.2008, 10:19

Трогательно, когда коллапс крупнейшей экономике мира пророчит «источник» в стране, которая зависит, в том числе, от состояния США

Российское дипломатическое ведомство уточнило положения Концепции внешней политики, принятой две недели назад. Неназванный источник собрал на Смоленской площади брифинг и на условиях анонимности поделился с российскими и иностранными журналистами своим видением отношений Москвы и Вашингтона.

Форму высказываний («не учите, с кем нам спать») можно либо оставить на совести «источника», либо списать на раздражение, которое вызывают в Москве высокомерные заявления американских политиков.

Затруднительно понять рассуждения по поводу того, что «в роли премьер-министра Владимир Путин может быть даже более влиятельным в области внешней политики, так как он занимается реальным делом, тем, какой Россия будет через 5–10 лет». Чем в этой ситуации занимается, с точки зрения «источника», Дмитрий Медведев, и как быть с российской Конституцией, остается неясным.

Однако больше всего настораживает не это.

Если откровения «источника» отражают представления о Соединенных Штатах, господствующие в российском внешнеполитическом истеблишменте, то впору всерьез забеспокоиться.

Дипломат предрек Америке «полномасштабный кризис существования» и предложил ей «научиться жить по средствам». Возможна ситуация, когда «нас уже ничего не будет связывать, и каждая страна будет в «свободном плавании». Наконец, не исключено прекращение «обсуждения по существу» вопросов, «которые интересуют американцев».

Спору нет, США переживают крайне неблагоприятную фазу. Внешняя политика Джорджа Буша являет собой череду провалов – трудно найти хоть один проект, который увенчался бы успехом. Ослабление влияния Вашингтона заметно по всем направлениям и, возможно, еще в полной мере не осознано американским руководством. Американские действия не способствуют преодолению нарастающих проблем мира, а отчасти и усугубляют их. Все это накладывается на серьезные экономические проблемы, которые делают Соединенные Штаты, с одной стороны, более уязвимыми, с другой – более агрессивными при достижении своих целей. Эта агрессивность не содействует мировой стабильности. Значит ли это, что Америке угрожает «полномасштабный кризис существования»? Вспомним относительно недавнюю историю.

К середине 1970-х годов США переживали период упадка. Вьетнамская война, по сути, проиграна. Помимо политического поражения налицо невосполнимый урон моральному авторитету Америки – следствие того, что творилось во Вьетнаме. Столь мощной волны антиамериканских настроений, как в конце 1960-х – начале 1970-х мир еще не видел. Западная Европа, в том числе ФРГ, начала осторожно формулировать собственные приоритеты, не всегда совпадавшие с американскими. Советский Союз уверенно подавил попытку обновления в Чехословакии.

Нефтяное эмбарго, последовавшее за арабо-израильской войной 1973 года, показало, до какой степени развитый мир и, в частности, сами Соединенные Штаты зависим от внешних источников энергоснабжения. Распад Бреттон-Вудской системы привел к нестабильности финансовых рынков и неуверенности инвесторов. К этому добавлялся тяжелый кризис американской политической системы – Уотергейтский скандал, долгое разбирательство, отставка вице-президента и, наконец, импичмент президента Ричарда Никсона.

Президент-демократ Джимми Картер предпринял попытку нравственного оздоровления нации, но без успеха. Исламская революция в Иране, захват там американских заложников и позорный провал операции по их освобождению означали новое поражение Вашингтона. Советский Союз ввел войска в Афганистан. А затем к власти пришел Рональд Рейган.

Дальнейшее известно – США запустили глубокие экономические реформы, политический класс объединился ради преодоления спада, через два года без лишних разговоров было пресечено полевение Гренады, внешняя политика обрела наступательный и идеологически цельный характер, повсеместно оказывалось давление на советские интересы и так далее, вплоть до исчезновения «империи зла».

После отставки Никсона, означавшей, наверное, нижнюю точку кризиса, до инаугурации Рейгана, ознаменовавшей начало новой эпохи, прошло менее семи лет.

Сегодня, несмотря на очевидные неудачи, Соединенные Штаты остаются державой, несопоставимой по своей мощи и влиянию ни с какой иной страной или группой стран.

Распоряжается этим своим достоянием Вашингтон, мягко говоря, неразумно, и, очевидно, оно уменьшается, но уж точно не исчезает. И о каком «свободном плавании» можно говорить, если совокупные возможности США воздействовать на любой международный процесс остаются, несмотря на снижение, едва ли не абсолютными?

Но главное заключается даже не в потенциале Америки, а в ее способности мобилизовать политическую и интеллектуальную энергию для преодоления кризисных явлений. Так было в конце 1970-х и начале 1980-х. Подобное нельзя исключать и теперь. Следующий хозяин Белого дома, кто бы им ни стал, может оказаться чем-то вроде Картера – президент одного срока, переходный период от нижней точки к нащупыванию пути вверх. (Бараку Обаме, кстати, грозит участь грандиозного разочарования – прямо пропорционально той эйфории, которую его фигура вызывает сейчас).

Но уже теперь в американской элите ведется интенсивная дискуссия о будущем. Высказываются разные точки зрения, многие тривиальные или, наоборот, слишком экстравагантные. Однако кипит «бульон», в котором, в конце концов, сварится новый курс Вашингтона. И к следующим президентским выборам ситуация может начать качественно меняться. Условно говоря, появится запрос на «нового Рейгана», а спрос, как известно, рождает предложение.

Думающие западные аналитики не раз писали о той пагубной роли, которую в 1990-е годы сыграло западное высокомерие в отношении Москвы. Россию надолго списали со счета, не рассчитывая на ее способность быстро восстановиться. Когда это случилось, Запад оказался застигнутым врасплох, и до сих пор не может понять, как себя вести.

Удивительно наблюдать, как шапкозакидательские настроения и высокомерное пренебрежение возникают теперь у самой России, которая на самом деле только-только начала оправляться от тяжелой болезни. Самодовольство, вызванное неиссякаемым потоком сырьевых долларов, способно сыграть очень злую шутку.

Трогательно, когда коллапс крупнейшей экономике мира с удовлетворением пророчит «источник» в стране, которая в абсолютной степени зависит от внешней конъюнктуры и, в том числе, от состояния США.

А назидательные нотки появляются в высказываниях элиты, в интеллектуальном плане способной в основном на пережевывание американских же идей.

Россия не должна проводить проамериканской политики, более того – по очень многим вопросам интересы объективно противоположны и едва ли когда-нибудь совпадут. Москве не нужно быть и уступчивой – практика показала, что Вашингтон этого все равно не оценивает. Жесткость – иногда предельная – в отстаивании позиции необходима.

Но это не имеет ничего общего с бессмысленной фанаберией и стремлением шумовыми эффектами компенсировать неспособность добиться реальных результатов профессиональной работой. И это уж точно не является показателем силы и уверенности.