Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Зимбабве как зеркало мира

17.07.2008, 11:08

«Большая восьмерка» как не была, так и не будет заменой формальных мировых институтов

Сезон-2007/2008, на протяжении которого у российской внешней политики сменился верховный руководитель, завершился на этой неделе. Конечно, учитывая неспокойную ситуацию на Южном Кавказе, не исключено и неприятное продолжение, но формальная точка поставлена. Президент Дмитрий Медведев выступил на ежегодном совещании дипломатического корпуса России, к этому мероприятию было приурочено опубликование новой Концепции внешней политики взамен той, что действовала с 2000 года.

Впрочем, у периода осень-2007 – лето-2008 случился на днях и еще один символический финал. Казалось бы,

проходная история с провалом резолюции Совета Безопасности ООН по Зимбабве вызвала ожесточенную перепалкой между Москвой с одной стороны и Лондоном и Вашингтоном – с другой. В этом эпизоде, как в зеркале, отразились не только нынешние отношения России и наиболее влиятельных держав, но и вся мировая атмосфера.

Итак, 9 июля участники саммита «Большой восьмерки» приняли заявление, в котором говорилось о «глубокой озабоченности» ситуацией в Зимбабве. Президенты и главы правительств выразили «сожаление» проведением президентских выборов, несмотря на отсутствие «надлежащих условий для свободного и справедливого волеизъявления».

Второй пункт документа гласил, что «мы не признаём законности любого правительства, которое не отражает волю народа Зимбабве». Пассаж жесткий, но не содержащий прямого указания на нелегитимность Роберта Мугабе. Дальнейшее было сформулировано в довольно осторожных выражениях: «настоятельно призываем», «разделяем глубокую озабоченность», «глубоко обеспокоены», «будем продолжать отслеживать», «рекомендуем назначить специального представителя Генерального Секретаря ООН для подготовки доклада». В последнем предложении обещано предпринять «дальнейшие шаги, в том числе финансовые и другие меры в отношении лиц, ответственных за насилие».

Одобрение этого документа Москвой вызвало радостное оживление Великобритании, которая выступает в авангарде борьбы против зимбабвийского режима, и США. Впервые за долгое время великие державы вроде бы легко договорились о единой позиции.

Россия несомненно рассматривала свою поддержку этого документа в качестве жеста доброй воли, ведь никакой пользы из этого Москва извлечь не могла. Впрочем, и интересов в Зимбабве у России, в отличие от Китая, особых нет, и отчего бы не пойти навстречу. Тем более что от нового президента ждут каких-то позитивных сигналов, а Лондону так нужны меры давления на африканского диктатора.

При этом Москва, естественно, рассчитывала, что далее дела пойдут своим чередом. В Совбез ООН будет внесен проект резолюции, работа над которым будет вестись в соответствии с принятой процедурой – обсуждение, согласование, выхолащивание и так далее. В результате при нормальном ходе дебатов примут столь же умеренно-обтекаемый документ, как на «Восьмерке». И в нем не будет содержаться попыток откровенного вмешательства во внутренние процессы одной из стран, пусть и более чем проблемной.

Однако Соединенные Штаты и Великобритания истолковали российское «да» иначе – раз лидеры «Группы восьми» договорились, то время терять не стоит. И 12 июля на голосование в Совете Безопасности сразу была внесена жесткая резолюция, предусматривавшая санкции против Хараре – эмбарго на продажу оружия и запрет на свободное передвижение руководителей страны.

А дальше – классика.

Россия «взвилась», потому что пришла к выводу, что ее в лучшем случае игнорируют, а в худшем – что, на взгляд Москвы, более вероятно – используют и подставляют, нагло передернув достигнутые договоренности.

Инициаторы резолюции получили вето, да еще двойное – за Мугабе, своего верного союзника, заступился и Пекин.

Тут настала очередь Вашингтона и Лондона впадать в раж, Недипломатические высказывания американских и британских представителей, поставивших под сомнение надежность России как партнера и, соответственно, правомочность ее пребывания в «Восьмерке», объяснимы – трансатлантические союзники решили, что их попросту «кинули». Учитывая, что ни Великобритания, ни, особенно, США крупными дипломатическими успехами в последнее время похвастаться не могут, это стало особенно чувствительным ударом.

Каков сухой остаток коллизии, весьма малозначительной на фоне происходящего в мире?

Во-первых, в очередной раз продемонстрирован уровень доверия, который испытывают друг к другу ключевые участники мировой политики.

Любое взаимное недопонимание – даже если за ним не стоит сознательного стремления потянуть одеяло на себя – приводит к жестокой обиде сторон, за которой тут же встает призрак идейного противоречия.

Во-вторых, снова проявился глубокий кризис всей системы глобального управления. Да, иракский провал серьезно отбил охоту действовать в обход СБ ООН. Но это не означает, что США и Великобритания готовы вести систематическую дипломатическую работу в Совбезе. Максимум – внести документ для утверждения.

А «Большая восьмерка» как не была, так и не будет заменой формальных мировых институтов. Там можно сформулировать какие-то общие подходы, но для их воплощения в жизнь все равно нужны классические инструменты, которые не работают.

В-третьих, вновь усугубляется противоречие между двумя подходами – либерально-интервенционистским и реалистическим. Казалось, что в 1990-е годы Запад обрел право вмешиваться для давления на недемократический режим или даже для его устранения. Сегодня получается, что

одностороннее, нелегитимное, с точки зрения международного права, вмешательство дискредитировано неэффективностью предыдущих попыток, а провести соответственные решения законно не удается, поскольку окрепли державы с противоположным взглядом на эту проблему.

Помимо России и Китая, это весь Африканский союз вместе с таким «флагманом» демократического прогресса, как ЮАР.

Наконец, в-четвертых, кто в выигрыше? Безусловно, режим Роберта Мугабе. Престарелый диктатор, который довел свою страну до ручки и продолжает трудиться дальше, празднует победу над раздробленным и раздраженным друг на друга мировым сообществом. И Пекин, который продолжит тихо, не привлекая к себе особого внимания, укреплять свои позиции в Африке.

Примечательно, кстати, что Китай, в отличие от России, бросившейся грудью на англо-американскую амбразуру, высовываться и провозглашать идеологические лозунги про «внутренние дела» не стал. А официальная мотивация Пекина куда спокойнее российской – мол, эта резолюция не способствует решению проблем Зимбабве. Пусть Россия права качает, Китаю пока не до этого.

Вот на такой обнадеживающей ноте завершается внешнеполитический сезон-2007/2008. Остается только надеяться, что он завершится именно на ней, а не на чем-то более бравурном.