Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Виртуоз против тарана

17.04.2008, 12:28

Новый противник Виктора Ющенко – Юлия Тимошенко, и президент начинает игру против нее

Украина вступила в очередной виток кризиса, который, похоже, становится нормой существования тамошней политики. Особого удивления это не вызывает.

Конфликт между Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко, наиболее вероятными кандидатами на победу в президентской гонке-2009, был запрограммирован с момента воссоздания «оранжевой» коалиции в прошлом декабре.

И если правительство Тимошенко образца 2005 года ушло в отставку в результате противоречий олигархических группировок, то на сей раз противостояние явно приобретает персональный характер. Что тоже объяснимо – грядущие президентские выборы (некоторые считают, что они могут состояться даже раньше) обещают быть схваткой личностей и образов, а не идеологий. Ведь публичная идеология у соратников по Майдану одна, ни тот, ни другая от нее никуда не денутся.

Юлия Тимошенко – безусловно, самый яркий украинский политик, отличающийся несгибаемой волей к власти и таранным поведением.

Тот факт, что она оказалась символом именно прозападного направления, – результат стечения обстоятельств. Прагматик-популист, свободно жонглирующий броскими лозунгами, она вполне могла бы исповедовать и другие взгляды. Но логика политического становления самостоятельной Украины вела ее именно в этот лагерь, где таланты и умения Тимошенко могли реализоваться наиболее выразительно и дать максимальный эффект.

Виктор Ющенко — в значительной степени противоположность своей соратнице по баррикадам. У президента как раз есть вполне четкое представление о том, какой он хотел бы видеть Украину и куда ее привести.

Со времени борьбы против режима Леонида Кучмы за Ющенко закрепилась репутация довольно слабого и нерешительного политика, чуть ли не объекта манипуляций со стороны то радикалов, той же Тимошенко, например, то соглашателей. На деле, однако,

президент Украины зарекомендовал себя виртуозным игроком, который до сих пор неизменно добивался своих целей.

Ющенко не чужд риск, но он тонко чувствует грань. Многомесячный кризис прошлого года это наглядно продемонстрировал. Почувствовав, как власть в парламенте ускользает, глава государства пошел на резкий и сомнительный, с точки зрения конституции, шаг – роспуск Верховной Рады и объявление досрочных выборов. Страсти кипели нешуточные, многие предрекали Ющенко скорый крах. Итоги голосования, на котором успеха добились Партия регионов и Блок Юлии Тимошенко, казалось, подтверждали закат ющенковской «Нашей Украины» и самого президента. При этом сам факт проведения выборов и согласие с их итогами всех внешних и внутренних сил стал серьезной победой президента. Он сохранил за собой функции основного регулятора политических процессов.

Когда год назад разразился конфликт в Раде, создавалось впечатление, что властная база президента исчезает под напором Партии регионов. Итогом же длительных баталий стал относительный неуспех сторонников Виктора Януковича на парламентских выборах и их уход в тень.

Новый противник – Юлия Тимошенко, и Ющенко начинает игру против нее. Успех, естественно, не гарантирован, но нет оснований сомневаться в способностях президента и его команды выстраивать хитроумные комбинации.

Опыт предыдущих кризисов свидетельствует о том, что украинские политики любят и умеют нагнетать обстановку, Однако, дойдя до опасной черты, снова и снова вступают в тягучую торговлю по принципу «все со всеми». Но не переходит ли игра в слишком рискованную фазу? Ведь то, что Владимир Путин эмоционально пытался объяснить Джорджу Бушу в Бухаресте, трудно отрицать: украинская государственность – продукт очень сложных процессов, она представляет собой весьма хрупкий феномен.

Политики Украины бьются не за идеи, способные роковым образом расколоть государство. Они сражаются за власть в этом государстве и отдают себе отчет: не станет страны, не будет и главного «приза».

В этом, кстати, отличие нынешнего украинского поединка от, например, войны региональных элит против союзного центра в последние годы существования СССР. Тогда местные номенклатуры знали: государство (единое) может и исчезнуть, но власть над своей вотчиной у них не просто останется, а и укрепится. Что в итоге и произошло.

На Украине гипотетический распад государства означал бы и крах всех элит. Скажем, восточноукраинской группировке, вполне уже состоявшейся, при подобном развитии событий пришлось бы бороться за выживание уже не с украинскими, а с куда более мощными российскими политико-экономическими конкурентами. Рассчитывать на ведущие роли в российской политике они, естественно, не могут. Таким образом, в укреплении государственности заинтересованы все. Есть ли у России ставки в украинском противостоянии?

За последние годы Москва научилась осторожно относиться к вмешательству во внутриукраинскую политику. Там доминирует собственная логика. Внешние силы, без сомнения, играют немаловажную роль в развитии страны, но они служат катализаторами уже идущих в обществе процессов. В силу высокой степени плюрализма системы и «гибкости» участников понять эту логику довольно трудно, еще сложнее использовать в своих интересах.

Правда, в особенностях украинской политики есть и плюсы – никакие ситуативные альянсы не исключены, если текущие интересы совпадают, возможны практически любые альянсы. Не удивительно, что во время последнего газового конфликта между Москвой и Киевом по одну сторону баррикады оказались вроде бы непримиримые оппоненты – «Газпром» и президент Ющенко. В иной ситуации в компании с российским газовым монополистом вполне может оказаться и Юлия Тимошенко – сейчас такое трудно себе представить, но все очень быстро меняется.

Для России принципиальным является не то, на кого ставить в украинской игре, а какие цели преследовать.

Допустим, например, что таковой является недопущение Украины в НАТО (из заявлений российских руководителей следует, что именно это и является приоритетом). В решении этой задачи полагаться на Виктора Ющенко невозможно, поскольку его стремление в Альянс – осознанный и продуманный политический выбор, призванный скрепить страну внешним «обручем».

С Партией регионов понятно – она будет колебаться с настроениями своего стабильного, но не увеличивающегося (скорее наоборот) электората, а также ориентироваться на экономические интересы восточноукраинской элиты. Что на обозримую перспективу вроде бы совсем не благоприятствует натовскому вектору, но отторжение это не основано на четкой идеологии, а скорее является отражением сложившейся конъюнктуры.

Наиболее интересна в этом смысле позиция Юлии Тимошенко. На первый взгляд, она кажется куда более радикальным западником и атлантистом, чем Ющенко. Можно вспомнить ее статью в журнале Foreign Affairs год назад – нечто вроде доктрины сдерживания России.

Однако в отличие от главы государства премьер-министр не склонна связывать себя нерушимыми принципами. И при определенных обстоятельствах, если это будет выгодно, с точки зрения политической карьеры, НАТО может оказаться удобной разменной монетой. По крайней мере, на какой-то период.

Игра на украинском политическом поле требует от России изощренного подхода и точного понимания реальной, а не желаемой расстановки сил. Примитивные пропагандистские схемы, коими изобильно отечественное публичное пространство, совершенно не способствуют такому пониманию.