Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кадыров и нацпроекты

27.10.2006, 13:43

У национальных проектов есть враги. Если верить президенту Путину, врагами нацпроекта по сельскому хозяйству являются представители некоренной национальности, которые угнетают русских на рынках. Если верить Генпрокуратуре, врагом нацпроектов являются застройщики, устроившие сговор цен. Что же до первого вице-премьера Дмитрия Медведева, то он нашел недавно еще одного врага нацпроекта по жилью. Это не кто иные, как сами покупатели жилья — второй и третьей квартиры. Они покупают жилье и взвинчивают цены, и, чтобы пресечь это дело, Дмитрий Медведев предложил обложить жилье прогрессивным налогом.

С жильем действительно беда. Оно никак не хочет слушаться указаний ЦК. Ему велели дешеветь — а оно дорожает.

Дорожает жилье по ряду причин. Есть причина техническая. На рынке запретили накопительные кооперативы (чтобы умерить мошенников) и ввели ипотеку. Запрет на накопительные кооперативы снизил предложение; ипотека повысила спрос. Итог понятен.

Есть причина социальная: недвижимость — лучший способ вложения денег для господствующего класса бюрократии. Рост цен тут — прямое следствие инфляции взяток; куда же их вкладывать? Акции — отберут, с должности — уволят, а квартира — останется. Бюрократы скупают квартиры по той же причине, по которой венецианские купцы в XVI в. скупали земли.

Но главная причина проста. Чтобы был рынок жилья, должен быть рынок земли, а рынка земли нет. То есть в документах по нацпроекту он, этот рынок, прописан, со всеми подробностями насчет торгов и аукционов, но что такое аукцион в нашей экономике?

Не смешите меня, как говорят в Одессе. Есть тысяча и один способ сорвать аукцион, вот самый простой: если про землю есть какая-то бумажка, что на этой земле что-то построят, то аукцион можно не проводить. (А можно и провести. И даже продать самому выгодному покупателю. А он потом перепродаст дальше. И дальше. И так еще пять раз, до полной несумятицы.)

Никакой прокуратуры на такие аукционы не напасешься, ровно наоборот: умножение следователей ведет к увеличению цен. Есть один способ, которым такие аукционы можно извести, и он называется выборы. Если губернаторов выбирать, а не назначать, то у губернаторов будет оппозиция, которая с удовольствием раскопает, кому и за сколько губернатор продал участок и что на этом потеряли избиратели.

Но губернаторов не выбирают, а назначают. И губернатор в рамках укрепления вертикали не заинтересован в том, чтобы дешевле продать жилье избирателям. Он заинтересован в том, чтобы скопить денег в помощь переназначению.

Парадоксы укрепления вертикали буквально на глазах изменяют облик наших городов. Впервые мое внимание на это обратил мой добрый приятель Михаил Блинкин, эксперт по транспортным потокам. Вернувшись из Сочи, на бумажке нарисовал, как дома, понатыканные над пляжами и перекрестками (с бог знает как добытыми разрешениями) создадут в городе неисправимые инфраструктурные проблемы и обесценят — в стратегической перспективе — недвижимость.

Если разрешение на дом получено кто его знает как, то оно не сопровождается развитием инфраструктуры, а иногда и идет за ее счет. В результате в Махачкале в некоторых кварталах вода не поднимается выше 4-го этажа, а напряжение — выше 200 вольт; в Питере я знаю замечательный случай, когда возле школы выстроили жилой дом, после чего запретили учиться в школьных классах из-за недостатка освещенности; центр Москвы обречен на пробки потому уже, что пробку не разрешить без многоярусной муниципальной парковки. А кто будет строить парковку, если этот кусок земли можно продать элитному застройщику?

Что остается? Правильно, проводить совещания на тему «Кто виноват в срыве нацпроекта».

Есть, пожалуй, только один регион, где приказы о стройке выполняют без волокиты. Это Чечня. Там строят просто. Акт первый. Приезжает Кадыров на развалины: «Восстановить». — «Так в плане нет». — «Уволю». (Слово это в Чечне поразительно многозначно.) — «Так проектно-сметную документацию не разработали». «Возьмите старую и стройте».

Акт второй. Приезжает Греф, ему говорят: «Вот дом, давай деньги». «А где бумаги?» — говорит Греф. «Какие бумаги — видишь, дом стоит». — «Без бумаг не дам».

Эти две маленьких сценки как нельзя лучше характеризуют столкновение двух миров: Хозяина, которому нужен результат, и Бюрократа, которому нужны бумаги. Никто еще не слышал от Кадырова, что строить Грозный ему мешают враги.
То есть поймите меня правильно — я вовсе не за то, чтобы поставить Кадырова руководить нацпроектами. Пусть их лучше пробуксовывают…