Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Саакашвили выше ростом

28.04.2006, 15:52

Как выяснилось, российские власти могут пересмотреть свою позицию относительно «Боржоми». Есть шанс, что грузинская минералка не столь ядовита, как грузинское вино.
В самом деле: Кремль ведет переговоры с Бадри Патаркацишвили. Как-то это нехорошо: Бадри Шалвович опустил забрало и ринулся в бой на Саакашвили, а те, кто подначивал его на это, тут же кинулись на «Боржоми».
Бадри Патаркацишвили можно понять: ему тесно в Грузии. Но, чтобы ему ни обещали чекисты, он играет в русскую рулетку с пистолетом Макарова.
Позиция Кремля совершенно беспроигрышна. Либо Саакашвили придушит Бадри Патаркацишвили - и тогда он диктатор, либо Саакашвили его не тронет, и тогда он слабак. Патаркацишвили, наоборот, выиграть не может. Он может развестись, ради Кремля, с Березовским, может продать «Коммерсант», но, как показала история с «Боржоми», Кремль и не подумает выполнять взятые на себя обязательства.
Чекисты нынешние устроены, увы, как чеченцы начала 90-х: если ты не свой, то всякая твоя уступка есть лишь завоевание нового плацдарма для наезда, поиск компромисса - свидетельство слабости. Видимо, Бадри Шалвович слишком долго общался с грузинскими ворами и забыл, что такое российские чекисты.
Что вообще случилось между Россией и Грузией? Как оказалось, что страна, в которой свергли антироссийского Шеварнадзе, жившего на американскую помощь, страна, новый президент которой молился перед встречей с Путиным, страна, в которую министром экономики назначили Каху Бендукидзе, (что в переводе значило: русские, придите и купите нас), - как получилось, что окружение Путина объявило именно этой стране вендетту?
Как-то я задала этот вопрос покойному ныне Жвания, и он ответил: «Потому, что Саакашвили выше Путина».
Не скажу, что готова к таким радикальным обобщениям, но приходится признать: наша политика в отношении Грузии не поддается рациональному истолкованию. Впечатление такое, что в Кремле сидят люди, которые до сих пор считают, что Грузия - это взбунтовавшаяся провинция СССР, и что единственное, что мог сделать Саакашвили - это прийти в Кремль и попроситься обратно в Союз. Его бы продержали часа два в приемной и выбранили за то, что он ждал так долго. «Поэтому, - сказали бы ему, - мы вас президентом не назначим. Мы вот лучше Кокойты назначим. Он ручку Казанцеву целовал».
Нам серьезно говорят, что Грузия - это форпост США, которые пытаются расчленить Россию.
Но если это так, зачем тот же Путин предлагает министру торговли США г-ну Эвансу пост в «Роснефти»? Это как так получается - американцам в «Роснефть» можно, а в Грузию нельзя?
США - это демократия, а у демократий есть одно свойство. Они говорят, что делают и делают, что говорят. Не потому, что их политики не любят врать, а потому, что ложь в демократии - высокорискованный инструмент. США говорят, что им нравится Саакашвили, потому что он более демократический лидер, и что им не нравится Иран. Грузия может стать опорой США в этом регионе. Может, США говорят правду?
Но хорошо. Допустим, Грузия - враг. И какие же меры мы предприняли против врага?
А вот какие - сняли порнофильм про Саакашвили и запретили грузинское вино.
Но Грузия - это страна вина. Народ вина.
И когда Онищенко честит все грузинское вино - он наносит смертельное оскорбление не президенту, а народу. С точки зрения психиатрии поведения Кремля объяснимо, с точки зрения геополитики - нет.
Я не хочу здесь хвалить или ругать Саакашвили. Еще неясно, каким будет этот режим. С одной стороны, Грузия - это страна, в которой в соответствии с либеральными рецептами Кахи Бендукидзе отменили ГАИ («все равно это только взятки»), техосмотр («все равно это налог с бедных»), и таможню («все равно это только в карман таможенникам»); в Грузии в казне появились деньги (после радикального снижения налогов). Грузины - слишком жизнерадостный народ, чтобы все это тут же обеспечило экономический рост, но по крайней мере свет в Тбилиси появился.
С другой стороны, - в Грузии так или иначе ободрали близких к Шевардназде предпринимателей, зятя его помариновали в тюрьме, у бедняги Абашидзе отобрали квартиру в Батуми, принадлежавшую его репрессированному деду, и квартиру в Тбилиси, выданную ему еще в советское время. А уж история с женой главы МВД, приказавшей своим охранникам проучить оскорбившего ее Сандро Гиргвлиани (убийство его, напомню, было заснято камерами особняка Патаркацишвили и только потому выплыло наружу), вообще за пределами всяких комментариев.
Но самое главное, что есть в Грузии - в ней есть живая политическая жизнь. Перевешивает ли жена г-на Мерабишвили упрощенные налоги, или нет, - это будет решать грузинский избиратель. А не Общественная палата Грузии и не партия «Единая Грузия». Вот этого в Кремле, кажется, не понимают. Не понимают, что наличие оппозиции - это не признак слабости режима, а признак силы народа.