Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мы все де хооп схефферы

05.08.2011, 18:11

Юлия Латынина о российско-грузинской войне

Есть две версии начала советско-финской войны. Согласно одной, Сталин сначала превратил СССР в фабрику по производству вооружений, потом заключил договор с Гитлером о разделе Европы, а потом проклятые финны напали на мирно спящий СССР. Согласно другой версии, советско-финскую войну начал Сталин, а воздержался он от ее продолжения в тот момент, когда стало ясно, что ему могут объявить войну и Англия, и Франция.

Существует также две версии начала Второй мировой. Согласно одной, польские военные напали на немецкую радиостацию в Глейвице. А согласно другой, это все-таки Гитлер напал на Польшу.

Точно так же существует две версии начала российско-грузинской войны.

Российско-грузинской войне предшествовало размещение российских военных баз в Южной Осетии и Абхазии. Теракт в Гори, взрывы ЛЭП, газопроводов. Ракета, которую российский самолет «уронил» близ Гори. Финансирование Игоря Георгадзе. Неудавшийся мятеж Эмзара Квициани. Запрещение грузинского вина и «боржоми», отмена авиасообщения, депортации грузин.

Непосредственно перед войной российские железнодорожные войска построили в Абхазии пути, необходимые для переброски техники и боеприпасов; российские войска проводили учения вблизи (и даже на) территории Южной Осетии и раздавали при этом солдатам листовки о том, как надо бить проклятых грузин; в Южную Осетию повалили добровольцы (а пускала их Россия, которая панически относится к оружию в руках гражданских лиц, тем более на Кавказе).

В начале августа президент Южной Осетии Эдуард Кокойты заявил, что ответным ударом дойдет до Гори. Весь Цхинвали был эвакуирован, а те, кто в нем остались, праздновали начало войны с Грузией и писали в блогах: «Даешь ударное заполнение морга в Гори телами грузин». А после этого грузинские фашисты раз! – и нанесли удар по мирно спящему Цхинвали.

Согласно другой версии, президент Саакашвили нанес встречный удар – после того, как у Рокского тоннеля показались российские танки, а артподготовка стала стирать с лица земли грузинские села, расположенные между Джавой и Цхинвали, по единственной дороге, по которой эти танки могли пройти на Гори.

Президент Медведев, давший в годовщину войны интервью «Эху Москвы», «Первому Кавказскому» и RussiaToday, придерживается, понятно, первой точки зрения. И понятно, что заявления Медведева о поведении Кремля перед войной разительно отличаются от заявлений Саакашвили.

Вот, например, Алексей Венедиктов просит Медведева прокомментировать фразу «мы вам устроим Северный Кипр», которую, по словам президента Саакашвили, Путин произносил несколько раз. «Чушь это всё собачья. <…> Он (Саакашвили – Ю. Л.) вообще свою речь зачастую не контролирует», — заявил Медведев.

Но, согласно Саакашвили, про Северный Кипр было сказано не только ему, а и генсеку НАТО Яапу де Хооп Схефферу. Наверное, сейчас генсек НАТО имеет возможность оценить, кто врет, а кто нет.

Президента просят прокомментировать слова Саакашвили о том, что после их встречи в Астане Саакашвили, как ни бился, не мог с ним ни встретиться, ни созвониться. Саакашвили предполагает, что еще до того, после их первой встречи, Медведева «пригласили куда следует».

Медведев в ответ на это заявил, что он в Астане пригласил Саакашвили в Сочи, но после этого в Грузию «зачастили, как принято говорить было в советские времена, эмиссары из-за океана». И что после визита Кондолизы Райс «мой коллега просто ушел со связи».

Проблема в том, что госсекретарь США Кондолиза Райс во время визита призывала Грузию «не поддаваться на провокации» России, и поэтому попытка рассказать, что именно после ее визита Саакашвили стал готовиться к войне, вряд ли вызовет большое доверие даже в нынешней администрации.

Президент Саакашвили в своих интервью не раз заявлял, что перед войной пытался дозвониться Медведеву.

«Я дважды звонил Медведеву, но оба раза трубку брал Путин, уже будучи премьер-министром. «Все равно, — говорил, — претензии у вас ко мне, так что давайте выяснять их со мной». Понимаете, Медведеву даже этого не доверяли... Тогда я тоже ему позвонил, но мне ответили, что сейчас не время для разговоров — говорить со мной будут через месяц. Представляете? Выстрелы, людей эвакуируют, по российскому телевидению идет пропаганда, что Грузия вот-вот развяжет войну, а президент Медведев не решился хотя бы для проформы снять трубку, когда я ему каждый день по нескольку раз (через оператора — все это задокументировано) звонил, чтобы прекратить эту бойню», — говорил Саакашвили в интервью украинцу Дмитрию Гордону.

Ну, предположим, Саакашвили опять нагло врет. Врет про генсека НАТО, врет, что звонил (даже звонки подделал, гад), но вот вопрос — а президент Медведев почему ему не звонил? Почему бы — с началом эскалации, постоянных обстрелов, эвакуации Цхинвали — не взять и не позвонить Саакашвили? Глядишь, и танки-то не пришлось бы вводить?

Софико Шеварднадзе даже прямо спрашивает об этом Медведева: «Что не смогла сделать Россия, чтобы избежать войны?» — «Вы знаете, я могу прямо сказать, если бы я понимал, скажем, в июле, что в воспалённом мозгу господина Саакашвили зреют такие планы, может быть, я бы более жёстко с ним разговаривал», — говорит Медведев, которому Саакашвили, по его словам, не мог дозвониться. То есть Саакашвили, с его воспаленным мозгом, звонит. А мирный Медведев позвонить не смог. Не догадался. В голову не пришло.

Но самый лучший ответ Дмитрий Медведев дал на другой вопрос Софико Шеварднадзе — о том, что в недавнем интервью Алексею Венедиктову Саакашвили заявил, что он понял, что конфликт неизбежен, после того как в Астане Медведев его избегал.

«Его трудно избегать, потому что он «липкий». И если он хочет пристать, то он пристанет как следует. Он ко мне подходил несколько раз», — ответил Медведев.

То есть одну секундочку. То есть Саакашвили, с его «воспаленным мозгом», бегал за Медведевым — и Медведев это подтверждает. Но поговорить им, несмотря на то что Саакашвили «ко мне подходил несколько раз», не удалось. Я что-то не поняла: разве именно это не называется словом «избегает»?

На самом деле интервью Медведева, видимо, вызвано очень простым обстоятельством. В недавнем интервью «Эху Москвы» Михаил Саакашвили заявил: «Медведев не принимает сам никаких решений. Он очень правильно подобран». Вот эту фразу и решил опровергнуть Медведев. И настоять на своей полной самостоятельности в деле защиты осетинского народа от кровавого агрессора Саакашвили. «Мы с ним (с Путиным – Ю. Л.) связались спустя сутки… Я уже все приказы отдал», — говорил Дмитрий Медведев.

Но тут, понимаете, проблема такая. Насчет самостоятельности Медведева – это вам не кто что сказал Яапу де Хооп Схефферу. Насчет самостоятельности Медведева мы тут все де Хооп Схефферы. Все очевидцы.