Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Почему Россия и США не договорятся

19.12.2008, 17:45

Есть старый анекдот: сидят бизнесмен и бандит. Бизнесмен понимает, что если он откроет рот, то придерутся и поставят на бабки. Вот бизнесмен смотрит в окно и говорит: «Ой, какая погода хорошая». Бандит: «Ну смотри, тебя за язык никто не тянул».

Реклама

Взаимоотношения России и США удивительно напоминают этот анекдот. На днях в России побывала целая делегация, представляющая будущую администрацию Барака Обамы. Спрашивали одно: «Как нам улучшить отношения с Россией?» Могу сказать и по собственному опыту недавнего общения в Вашингтоне: ничего так не хотят демократы, как того, чтобы Россия не создавала им проблемы. И дело вовсе не в России.

У США есть куча внутренних проблем (прежде всего кризис) и куча внешних: распадающийся Пакистан, Афганистан, Иран, Ирак, и на фоне этих проблем Россия как реальная проблема вовсе не существует. Она существует лишь как раздраженный и капризный ребенок, способный бросать палки в колеса и мешать взрослым дядям решать настоящие проблемы. Отсюда и вопрос: какую погремушку дать ребенку, чтобы он успокоился? Как его погладить, маленького, чтобы не путался под ногами и не поставлял ядерные технологии Ирану?

Эта иллюзия отчасти подкрепляется многочисленными think tank'ами, которые получают гранты от «Газпрома» или в наблюдательных советах которых сидят российско-американские олигархи вроде Вексельберга или Фридмана. Почему, вы думаете, Кремль так боится НКО, которые пропитаны иностранными шпионами? Кремль ведет себя как Сталин. Сталин знал, сколько шпионов Коминтерна на Западе, и думал: «А сколько же ихних у нас?»

Кремль знает, сколько стоит американский профессор, который на лекции в Гарварде позволяет себе сказать, что убийство Политковской, по его мнению, не носило политического характера, а было чисто криминальным (так и представляешь себе покойницу, которая ездила, в натуре, на разборки), или очередной интеллектуал, который озвучивает разработанную в Кремле пиар-идею о том, что Путин — это передовой вождь отсталого российского народа. Мол, Россия — дремучая страна, обреченная на рабство. А Путин лишь порождение этих темных русских, он хочет как лучше, но страсть этих русских к рабству ему ничего не позволяет сделать.

США в этом смысле замечательно устроены: в них лоббизм является не преступлением, а правилом. И все знают, что компания, с которой сотрудничает Киссинджер, получает деньги от русских, а компания, с которой сотрудничает Бжезинский, — от саудитов, и что плохого? Так что не исключено, что оптимизм новой администрации в отношении России во многом опирается на тех самых интеллектуалов, которые объясняют, что Бараку Обаме придется иметь дело с просвещенным вождем этих диких и косматых русских.

В этом смысле их ждет большое разочарование. Белый Дом ни о чем не сможет договориться с Кремлем, потому что нет никаких мыслимых выгод Кремлю договариваться. Вся политика сверхдержавы под названием США строится на решении проблем. (Это может быть плохое решение, как в Ираке, и оно может быть даже хуже проблемы, но я о намерениях.) А вся политика Кремля строится на создании проблем. Не будет ПРО — привяжутся к ДОВСЕ. Не будет ДОВСЕ — привяжутся хоть к погоде — «кто тебя за язык тянул?». Вся политика Кремля заключается в том, чтобы плюнуть на переговорах в суп и сказать, что это доказательство того, что мы встали с колен. А собеседник, которому плюнули в суп, смотрит в изумлении, потому что есть этот суп не хочется, полицию по такому мелкому поводу вызывать не с руки, а ответно плюнуть в суп воспитание не позволяет.

Кремль очень точно знает, что будут и не будут делать США при любой администрации: они не будут заниматься шаромыжничеством. США не будут гоняться за чужими счетами, спонсировать каких-нибудь Марковых или размещать в «Известиях» статьи об успехах США в Ираке — статьи, которые потом переведут на английский и положат на стол госсекретаря как доказательство того, что российская общественность понемногу проникается правильной точкой зрения на Ирак. Иными словами, США никогда не будут плевать соседу в суп. У них есть более серьезные способы встать с колен (при этом зачастую расшибая голову о притолоку).

Новая администрация Обамы исходит из аксиомы, что, когда переговоры ведутся, они ведутся, чтобы о чем-то договориться. И если Буш не смог договориться с Россией, которая повадилась именовать США «четвертым рейхом», то, значит, плохо договаривался. Где-то сделал ошибки. Но в том-то и проблема, что невозможно договориться с государством, цель которого заключается в том, чтобы не договориться. Которое выдвигает заведомо неосуществимые инициативы типа «реформирования системы коллективной безопасности в Европе» не в качестве начальной позиции для торговли, а затем, чтобы после неизбежного их провала обвинить противника в отсутствии доброй воли. Которое устами Лаврова предлагает «объединить финансовые системы» в целях борьбы с кризисом и тут же устами Грызлова объявляет от имени настоящего российского Деда Мороза войну поддельным империалистическим Санта-Клаусам: с США мы, видимо, будем объединятся, а с Санта-Клаусом — воевать.

Новая американская администрация, похоже, пока не понимает, что имеет дело не с другой позицией, а с другой психологией. С психологией людей, которые хотят не решать проблемы, а создавать их и которые ограничены не здравым смыслом, а страхом того, что они перегнут палку. Для этих людей любой поиск компромисса является свидетельством слабости противника и поводом для нового наступления.

На свой вопрос «как улучшить отношения с Россией?» будущая администрация Обамы уже получила ответ. Не успели американцы приехать в Кремль, чтобы задать этот вопрос, как Россия объявила о бесплатных (!) во время кризиса поставках 10 МиГ-29 в Ливан и зенитно-ракетных комплексах С-300 в Иран.