Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Об аварии на Волгодонской АЭС

22.05.2007, 11:37

В городе Волгограде был мэр. Звали его Евгений Ищенко. Молодой способный бизнесмен Евгений Ищенко работал с МДМ-групп и стал миллионером еще до того, как стал мэром. Когда Ищенко стал мэром, он сделал так: сначала он собирал все платежи за коммунальные услуги на одну фирму. Потом, когда фирма задолжала очень много денег РАО ЕЭС и «Газпрому», фирма обанкротилась. И платежи стала собирать другая фирма.

«А где наши деньги», - спросило РАО ЕЭС. «А мы откуда знаем, фирма не наша», - ответили в мэрии. Такой ответ в РАО не понравился, и Ищенко сел. Вообще-то так делают все, но все договариваются и делятся, - а Ищенко был слишком прагматичный миллионер еще до избрания мэром.

После этого в городе Волгограде начались выборы. Один из кандидатов стал 31-летний коммунист Роман Гребенников, самый молодой региональный спикер России. Другой кандидат стал депутат Госдумы Василий Галушкин.

После того, как Василий Галушкин получил поддержку от «Единой России», в его штабе окончательно решили, что выборы у них в кармане. Поэтому с кандидатом стали твориться разные вещи. Он мог на 9 мая назначить встречу с ветеранами, прийти к ним и сказать, - так, я от «Едра», голосовать за меня. Или назначить встречу с профсоюзами и на нее не прийти. Или… в общем, когда «Единая Россия» посмотрела поближе на рейтинги кандидата Галушкина, она отступилась от кандидата. И даже в высоких кабинетах ему порекомендовали сняться с выборов.

Но Галушкин не снялся. Тут, надо сказать, есть одна хитрость. Ведь если ты занял деньги под выборы и снялся, то деньги надо отдавать. А если ты деньги занял и пролетел – так это кредиторы виноваты, что кроме денег не оказали еще и поддержки.

И так как явка на выборах в Волгограде обещала быть необыкновенно высокой, и главными голосующими за коммуниста Гребенникова были бабушки и дедушки, пугающиеся слухов, то по всему Волгограду начали звонить журналистам со словами: «А знаете, что взорвалась Волгодонская АЭС»?

Это, кстати, достаточно освоенный прием на региональных выборах. Просто обычно случается что-то меньшее, что должно уменьшить явку избирателей. «А вы знаете, что в городе эпидемия гриппа?»

А дальше - невнятные слухи, исключительно для локального потребления, как степной пожар, полыхнули по югу России.

Вести летели, операжая друг друга. Сети не выдерживали нагрузки. Из аптек сметали йод. Колл-центры МЧС раскалялись от звонков. Особенно не повезло Дагестану: там опровержение МЧС, переданное четыремстам тысячам абонентов «Дагтелекома» (мол, не верьте, никакой аварии нет), наложилось на утреннее профилактическое отключение федеральных каналов. После того, как за этим последовал призыв ГТРК «Дагестан» воздержаться, ввиду солнечной активности, от выхода из дома, детям в школах стали раздавать йод, а с улиц Махачкалы исчезли автомобили. От радиации еще никто не пострадал, но отравления йодом налицо.

Странное дело. Президент Путин пользуется величайшей популярностью. Согласно всем ослонам и всем опросам его популярность почти достигла популярности Великого Кормчего. Все знают, что он укрепил вертикаль власти, навел порядок и усилил международный престиж России. Об этом каждый день говорит ОРТ и РТР, а как можно не верить тому, что каждый день слышишь из телевизора?

И вот выяснилось, что эти же люди, которые готовы верить и про происки США, и про вертикаль власти, и даже про то, что президент Путин лично изобрел нанотехнлогии и ликвидировал Басаева, - эти же люди ни на грош, ни на йоту не доверяют телевизору, когда этот самый телевизор показывает эту самую АЭС в профиль, анфас и изнутри, и повторяет, что нет, никакая Волгодонская АЭС не взорвалась, и взорваться не могла, поелику стоит давно для планового ремонта.

Тут люди готовы верить самой глупой вести, самому пьяному соседу, и как только они видят молчащий федеральный канал и опровержение вздорных слухов на своем телефоне, - они верят слуху, а не опровержению. Странное все-таки у нас тотальное доверие вертикали власти.