Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Действительность как частный случай

13.04.2007, 12:30

Российская разведка вновь подтвердила свою репутацию высоконадежного источника информации: сразу в нескольких информагенствах, со ссылкой на нее, сообщили о том, США нападут на Иран. Осведомленность разведки была исчерпывающей. Называлось и время нападения: 4 апреля (хорошо, что не 1-го), и даже название операции – «укус».

Правда, США на Иран не напали, и российская разведка на этом потеряла лицо. Но, с другой стороны, авторы сообщения заработали на ценах на нефть несколько десятков, а то и сотен миллионов долларов; что стоит позор России по сравнению с такими бабками?

Удивительной осведомленностью органы щеголяют не впервые. Помнится, через пару часов после того, как американские солдаты вошли в Багдад, мне позвонил один знакомый, и, задыхаясь, сообщил новость, которую ему «доподлинно сказали в Ясенево», — мол, грабежи в багдадских музеях идут по личному приказанию Кондолизы Райс. Я в ответ предложила нашей разведке, если у нее такие замечательные кадры, разобраться с Чечней, — бог с ним, с Багдадом.

Но усилия органов не пропали втуне. Через пару недель я столкнулась на тусовке с Мишей Леонтьевым, который объяснил мне концепцию своей новой программы «Куклы». «Вот, например, — объяснял Миша, — грабежи в Багдаде, как выяснила наша разведка, были устроены в интересах крупнейших американских коллекционеров. А у нас на экране кукла Кондолизы будет тащить статую из музея».

Президент Путин тоже знает, что у него великолепная разведка. Иначе как объяснить, что накануне президентских выборов в США, желая поддержать друга Джорджа, президент Путин напомнил Бушу, что российская разведка предупреждала администрацию американского президента о том, что Саддам Хусейн задумал теракты на территории США? После некоторого замешательства администрация Буша с трудом выдавила из себя, что не припомнит такого. Но это все мелочи: главное, что разведка доложила Путину, что предупреждала, и президент Путин был так уверен в этом докладе, что поделился сногсшибательной новостью с президентом Бушем, нарушив тем самым замечательную заповедь, которая в свое время висела в кабинете у Кахи Бендукидзе: «Никогда не пересказывайте мне моих разговоров с третьими лицами».

Нельзя сказать, чтобы со сведениями внутри страны дело обстояло намного лучше. Слухи о том, что касается важнейших системных решений и назначений на посты, полностью заменили информацию. «Слышали? Патрушева завтра уволят». «Слышали? Патрушева не тронут, потому что он очень болен». «Слышали? Путин приказал Потанину положить «Норильский никель» в АЛРОСу». «Слышали? Путин приказал «Альфе» продать свою долю в ТНК-BP».

Слухи эти отличаются от обычных, житейской тараканной разновидности слухов тем, что слухи житейские обычно распускают люди, далекие от источников власти, но желающие продемонстрировать сопричастность, и чем дальше от власти человек, тем нелепее слух. В данном случае наоборот – слухи распускают практически те же люди, которые принимают ключевые решения. Источник решения и источник дезинформации находятся так близко друг от друга, что разницу между ними определить невозможно. Если чиновник может – он зарабатывает на решении, если не может – на слухе.

Слух – замечательное средство массовой информации, не подлежащее никакому судебному преследованию. «Вы знаете, на ковре в кабинете Невзлина нашли человеческие мозги». «Вы знаете, Андрей Козлов был в доле с Френкелем». Слух создает у реципиента потрясающее ощущение сопричастности к тайнам высших мира сего. Если повезет, он становится аксиомой, чем-то, что не требует доказательства, и, наоборот, является инструментом для всех остальных доказательств. «Как, вы не знаете, что Ходорковский хотел продать Россию Америке и договаривался с Кондолизой Райс о ядерном разоружении России? Тогда вы ничего не знаете». Ничего не знать – обидно. Лучше быть сопричастным.

Силовые органы любого государства — разведка, контрразведка, милиция ли, прокуратура — являются прежде всего органами информации. Это органы, которые устанавливают, как оно есть на самом деле. В этом смысле и силовики в Кремле, и силовики вне Кремля выполняют прямо противоположную функцию – это органы дезинформации.

В любом нормальном государстве секретный доклад более значим, чем газетная статья, потому что в этом докладе приводятся факты, до которых газетчики не докопались, или не смогли напечатать, не имея подтверждения. В нашей стране секретные доклады не просто не выдерживают сравнения со статьями в серьезных газетах – они кажутся выписками из истории болезни параноика.

Реальность стала частным случаем – малой переменной в огромной функции заработка. На наших глазах даже самые громкие уголовные дела становятся машинкой для зарабатывания денег. На наших глазах Генпрокуратура фактически объявила открытый конкурс на должность соучастников банкира Френкеля, и тягает по этому делу любых владельцев «помоек». На наших глазах мэр Владивостока Владимир Николаев по кличке Винни-Пух, едва на него завели уголовное дело, летит в Москву и публично заявляет, что у него есть доводы о его невиновности, к которым прислушаются высшие чины в Кремле. (Доводов Николаев предложил на одну сумму, а у него попросили в два раза больше, и Николаев сел. Не хватило, что называется, доводов.)

Но самое страшное, что помимо вот этих ежесекундных коммерческих разводок, помимо бизнесменов, записываемых и выписываемых за деньги из сообщников международных террористов, помимо убийства Козлова, которое используется «красной крышей» помывочных контор для того, чтобы раз и навсегда свести счеты с недостаточно подконтрольным ЦБ, — есть еще политика.

Есть еще атмосфера в Кремле, которая давно покоится на толстой подушке из толкований, донесений, объяснений и совершенно секретных сведений. Там живут в другом – сверхсекретном – мире. Мире, где раз в месяц могучие усилия спецслужб срывают очередное покушение Невзлина на Путина; где США деятельно готовятся к «оранжевой революции» в России, мире, где евреи отравили Ясира Арафата, Карла дель Понте ликвидировала Милошевича, а Саакашвили приказал убить Жванию. В этом мире все – враги, кроме, разумеется, друзей президента Путина, которые оберегают его от врагов и точно знают все, даже то, что США нападут на Иран 4 апреля и что операция эта будет называться «Укус».

А что не напали – так это неважно. Действительность – это частный случай. Важно, что президенту, который живет в мире, полном врагов, не на кого положиться, кроме как на своих друзей.