Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Винни-Пух и вертикаль власти

02.03.2007, 14:02

В последний день февраля Ленинский районный суд города Владивостока временно отстранил от исполнения своих обязанностей главу администрации города Владимира Николаева.

Николаев, он же Винни-Пух – персонаж в крае известный. В свое время Винни-Пухи (их вообще-то было двое - Глотов и Николаев), - вместе с неким Карпом поделили наследство приморского авторитета по кличке Баул. Баул был главным в Приморье, и даже, как говорят, имел высокую честь собирать на избирательную кампанию губернатора Наздратенко. То ли не все собранное донес, то ли возомнил лишнее, - короче, вскоре после выборов Баул поехал купаться с аквалангом и утоп, хотя был мастером спорта по дайвингу.

Среди наследства Баула видную роль играл коммерсант по кличке Шепелявый, а по имени Сергей Дарькин: Дарькин сначала достался Карпу, его делили, разрядили под носом автоматный рожок, а когда Карпа-таки убили, Дарькин женился на вдове покойника и перешел к Винни-Пухам.
Это я к тому, что отстранение от должности мэра по кличке Винни-Пух – дело вообще-то богоугодное. Так сказать, соответствующее государственным санитарным нормам. Даже если отстраняют Винни-Пуха из-за того, что он превысил свои полномочия, заключив с городским УВД договор об охране.

Справедливости ради надо оговориться, что приморская элита вообще вышла из криминала. Этому способствовали три обстоятельства. Во-первых, Владивосток – город-порт; Владивосток, Санкт-Петербург и Новороссийск – это три главные точки, через которые в 1991-1995 на Запад уходили сталь, нефть и лес, и это три города, где криминал является элитой. Во-вторых, основа экономики Приморья – это рыба; рыба – это браконьеры, область экономики, по определению не подлежащая олигархизации и порождающая бандита. В-третьих, губернатор Наздратенко не терпел олигархов, полагая, что они подтачивают власть. Приватизация в крае шла косо; «красные директора» остались хозяевами госпредприятий, а где «красные директора» - там и бандиты, расползающиеся, как тараканы, из помойки государственной бесхозяйственности.

Так что и покойный кандидат в мэры Дальнегорска Фотьянов, и расстрелянный в Пусане крупный рыбопромышленник Вася Якут, и г-н Алексеенков, парализованный вследствие своеобразной дуэли с Винни-Пухом (сначала взорвали машину Винни-Пуха, потом у входа в офис Алексеенкова сработала МОН-50) – персонажи ничуть не менее замечательные, чем мэр города Владивостока.

Неприятности у мэра Винни-Пуха и губернатора Шепелявого начались год назад, с приходом на должность начальника краевого УФСБ Юрия Алешина. В свою бытность замом краевого УФСБ г-н Алешин участвовал в разборках вокруг Находкинского морского порта, и распечатки его разговоров, опубликованные в «Новой газете» и посвященные процессу дележки порта, легко доказывают, что в части экономической продвинутости начальник находкинского УФСБ не уступил бы никакому Винни-Пуху или там Васе Якуту.

Став главой краевого УФСБ, Алешин развил бешеную активность: скоро многие замы губернатора и мэра ударились в отгулы, плавно перетекающие в бега. Деятельность нового начальника вроде бы вполне согласовывалась с общей концепцией укрепления вертикали власти посредством перехода контроля над таможенными, рыбными и прочими потоками в руки верных слуг государя. И Дарькин, и Николаев продали почти весь свой бизнес. Однако две недели назад Алешин покинул свой пост, удержавшись на нем чуть больше года. И почти сразу же за Алешиным Ленинский суд отрешил от должности его главную мишень - мэра Винни-Пуха.

В окружении Дарькина заслугу снятия Алешина приписывали губернатору; вряд ли. Скорее это снятие стало частным следствием самой грандиозной подковреной войны в Кремле – войны силовиков за таможню. Так или иначе, главный чекист края ушел, - и, плавно продолжая прием, прессуемый силовиками губернатор воспользовался их же наработками, и их же осиротевшей командой, чтобы разобраться с ими же прессуемым мэром.

Конфликт между мэром и губернатором – явление неизбежное во многих регионах, и в том числе в Приморье, где половина доходов краевого бюджета реально обретается во Владивостоке, и где на горизонте маячат 100 млрд. руб, обещанные Путиным городу под азиатско-тихоокеанский саммит.

Однако все же обидно, что отстранение (пока временное) от должности мэра по кличке Винни-Пух не имеет ничего общего с этим… ну, как его… в общем, укреплением государства.