Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лукашенко и ресторатор

26.01.2007, 11:49

Президент Лукашенко дал задание своему правительству вернуть $3,5 млрд, которые экономика республики потеряла из-за увеличения цены на газ и введения пошлины на нефть. Способов вернуть было озвучено два: введение арендной платы за землю под трубопроводами и все та же транзитная пошлина на нефть.

Почему именно $3,5 млрд, понять сложно. Еще перед Новым годом в связи с газом Лукашенко называл совершенно другую цену – $180 млн. «Белоруссия в настоящее время, приобретая газ по внутрироссийским ценам, имеет выгоду в $180 млн. Это слезы», — заявил батька. То есть пока считали, сколько эти скаредные москали выделяют бедной республике, получалось всего-то $180 млн, а когда стали считать, сколько республика потеряла, то вышло $3,5 млрд ($2,5 млрд на газе и $1 млрд на нефти).

Это бывает. Так супруга миллиардера плачется в баре подружкам, что муж держит ее впроголодь, а как только дело дойдет до иска и развода, так сразу сумма компенсации за утраченную возможность жить впроголодь сравнится с названной Батькой. $3,5 млрд – это не предел. Батька озвучивал и другую цифру – $20–25 млрд. Это деньги, на которые Белоруссия субсидирует Россию. «$20 млрд, если бы не было Беларуси, надо было выложить Российской Федерации... 21–25, мы считали эту цифру». Так что после того как Батька вернет свои кровные $3,5 млрд, он, вероятно, захочет и свои кровные $25 млрд. А потом посчитает еще. И еще. И еще.

Смысла обсуждать содержаниe цифр нет, как нет смысла содержательно обсуждать претензии чеченского бандита, пришедшего к московскому ресторатору: «А у тебя мясо было тухлое, ты меня отравить хотел», «А твой швейцар меня на входе толкнул», «А я у вас съел креветок и чуть не помер — с тебя штраф $100 тыс.». Ясно, что дело не в креветках и не в швейцаре, а в том, что бандит наезжает на ресторатора, чтобы взять его под крышу, а ресторатор сделать ничего не может.

Очень важно понять: Лукашенко, как и чеченец в ресторане, ведет себя так не потому, что он проиграл, а потому, что он выиграл. Россия требовала $100 за тысячу кубометров газа, а получает сейчас живыми деньгами все те же $46 плюс остальное – акциями «Белтрансгаза», оцененного в фантастическую сумму $5 млрд. Россия хотела ввести пошлины на нефть, поставляемую в Белоруссию, и не ввела их, создав идеальные условия для перепродажи беспошлинной белорусской нефти в обложенный пошлиной зарубеж. Лукашенко буянит насчет креветок, потому что за швейцара перед ним уже прогнулись.

Причина, по которой Россия прогнулась, тоже понятна. В долгосрочном конфликте с отключением нефтяной трубы Россия проигрывала больше Белоруссии. Россия, производитель нефти, была бы вынуждена после заполнения всех хранилищ останавливать скважины и нарушать контракты, что означало многомиллиардные убытки, а Белоруссия, покупатель нефти, могла закупить все, что ей надо, на Украине. (Этот маленький конфликт развеял в прах все наши мечты об «энергетической сверхдержаве»: не может быть сверхдержавой продавец, который даже не может остановить производство, если его товар не покупают.)

Перекрыть трубу – это был один вариант наказать союзника, и нам он стоил дороже, чем Батьке. Двумя другими вариантами обращения с нерациональной властью в зоне стратегических интересов является: а) введение войск (что невозможно ввиду того, что российская армия замещена раковой тканью в виде рядового Сычева, рядового Рудакова и министра обороны Иванова); б) поддержка оппозиции, что невозможно в связи с хронической аллергией в Кремле на оранжевые революции. Иначе говоря, в силу собственных фобий, слабостей и претензий Россия оказалась перед Лукашенко в положении несчастного ресторатора, прикованного в собственном подвале к батарее чеченским бандитом.

Очень важно понять, что нет никаких причин, по которым Лукашенко может остановиться. Он не опасается России – по причинам, указанным выше. Он не опасается Запада, в отличие от Украины и Грузии, которые стеснялись отвечать нам нашими же методами, не желая стратегической порчи имиджа в глазах Запада. И чем больше он будет бороться против «великорусского империализма», чем больше он из России выжмет, тем больше он будет популярен в собственном народе. Выкручивание из империалистов бабок – это одна из немногих карт, за счет которых он реально может набирать очки.

Как и в случае с ресторатором, нет никаких аргументов, в связи с которыми чеченский бандит может оставить ресторатора в покое. Ментов нет, хозяин – лох, рука прикована к батарее.

Очевидно, что есть что-то глубоко неправильное в стратегии страны, которая называет себя энергетической сверхдержавой, но не может справиться с мелкой неэффективной диктатурой, чья экономика существует только за счет паразитирования на российском бюджете. Не бывает энергетических сверхдержав, прикованных бандитами в подвале.