Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Живая нитка Путина

18.10.2011, 09:03

Почти 13 лет нахождения у власти Путину не хватило. Нужно еще

Председатель правительства Владимир Путин считает свою деятельность, как это следует из его беседы с блуждающими по дуумвирату руководителями трех федеральных каналов, эффективной. И в то же самое время: «У нас все сделано на живую нитку и в политике, и в экономике».

Председатель правительства, бывший и будущий президент полагает, что он прекрасно работал все эти годы. И в то же время: «…лично планирую делать в будущем, вот нам нужно этим заняться – нам нужно укрепить фундаментальные основы нашей политической системы и демократических институтов, нужно создать условия для поступательного развития и диверсификации экономики на новой, современной базе, нужно создать условия для повышения уровня жизни наших граждан. Вот этим и будем заниматься». То есть почти 13 лет нахождения у власти ему не хватило для решения этих задач. Нужно еще. Какой-нибудь государственный медиахолдинг надо так и назвать — «Еще!».

Председатель правительства идентифицирует себя с Шарлем де Голлем. Не меньше. (Можно больше – с Франклином Делано Рузвельтом.)

В том смысле, что де Голль тоже долго управлял страной. Только вот Владимир Путин уже дольше находится у власти, чем выдающийся французский политический деятель: тот управлял страной в сумме 12 с половиной лет, из них два с половиной – в качестве премьер-министра и в очень разные для Франции периоды, между которыми были и политическая борьба в оппозиции, и изгнание, и добровольное одиночество.

Председатель правительства уверен в своей правоте. Он гордится поддержкой простых людей, убежден в том, что она, эта поддержка, есть. Он подлинный демократ в том смысле, что ему нравится власть большинства, а всякие там меньшинства обойдутся без представительства: «Наши критики – и мои, и Дмитрия Анатольевича Медведева, – которые говорят, что если ваш покорный слуга пойдет на выборы, то выборов и не будет совсем. Ну, это для них, может быть, не будет, а для рядового гражданина всегда есть выбор. Для тех, кто говорит подобным образом, может быть, для них не будет, но им – этим людям, нашим оппонентам, – нужно тогда предложить свою программу и, что самое главное, не просто предложить свою программу, а доказать практической работой, что они могут сделать лучше».

Странная логика у председателя правительства. С одной стороны, он отказывает своим оппонентам в праве выбора. С другой, они должны доказать свое право выбирать методом предложения программы и практических действий. С третьей стороны, его Минюст и его Центризбирком не дают возможности этим людям регистрировать свои партии и предъявлять свои программы. Взять хотя бы Михаила Касьянова: он работал премьером Путина в тот период, когда Владимир Владимирович считал свое президентство и свое правительство эффективными. Получается, что Касьянов «своей работой» доказал, что может сделать лучше. При нем экономический рост был выше.

Да, на Путина-премьера пришелся мировой кризис. Но тогда зачем ругать 1990-е годы («И бац – 1990-е») – ведь цена на нефть в те времена была не 100 долларов за баррель, а 8.

Председатель правительства повторяется. Точнее, проявляет последовательность. В речи 2007 года, которую в народе, на который он так любит ссылаться, назвали «Триумф Вовы», он нашел врагов в лице коммунистов конца 1980-х и либералов 1990-х. Сейчас он построил логику своего интервью от противного. И «противными» опять выступали коммунисты и либералы.

Спустя шесть лет они же будут мешать закончить дела по стабилизации политической и экономической системы?

Председатель правительства не любит Запад. Он советует ему заниматься борьбой с долгом и ожирением. Внутренний враг нашелся даже в ново-огаревском кабинете – ФСО недосмотрела. Или это был диалог (допрос?) из театра абсурда? Беккет? Ионеско? Стоппард?

«Вот уважаемый Владимир Михайлович...
В. М. Кулистиков: Да.
В. В. Путин: Вот вы сейчас руководите одним из крупнейших средств массовой информации – общенациональным телевизионным каналом НТВ. В свое время, если мне не изменяет память, вы работали на радио «Свобода».
В. М. Кулистиков: Было такое время.
В. В. Путин: Вот.
Реплика: Черный эпизод его биографии.
В. В. Путин: Не важно: черный, белый...
В. М. Кулистиков: Это не я сказал, это не мой комментарий.
В. В. Путин: Во всяком случае, вы там работали. А когда я работал в органах КГБ СССР, радио «Свобода» рассматривалось нами как подразделение ЦРУ США. Пропагандистское, правда. И это имело под собой определенные основания. Мало того, что оно финансировалось по каналам ЦРУ, фактически занималось даже агентурной работой на территории бывшего СССР. Сейчас ситуация изменилась, но радио «Свобода» – это средство массовой информации, которое так или иначе выражает мнение иностранного, в данном случае американского государства. Вот вы там работали, а теперь возглавляете (и когда начали возглавлять? – достаточно давно же) общенациональный канал российского телевидения. Разве это не признак либерализма?»

Председатель правительства находится под огнем критики. Дошло до того, что его сравнивают с Брежневым. Но он же гораздо интенсивнее работает, а при Брежневе не было у правителей воли. Правда,

в годы застоя тоже все держалось на нефтегазовой живой нитке, как и сейчас, а Леонид Ильич тоже считал, что в стране все хорошо, его поддерживает народ и ничего трогать руками не надо.

И тоже была значительная прослойка, которой не за кого было голосовать в условиях социалистической демократии. И тоже считалось, что не надо им делать выбор. Ну, разве что между тюрьмой или эмиграцией.

«У де Голля – мне нравится этот политический деятель – много всяких высказываний… у него одно из выражений есть очень хорошее: «Выбирайте самый тяжелый путь, и тогда вы можете быть уверены хотя бы в одном: у вас не будет там конкурентов».

Вот их и не стало, этих конкурентов. Хотя путь выбран далеко не самый тяжелый. В соответствии с ценой нефти. И привязанной к ней ценой газа.

А нитка… нитка потому и живая, что состоит из нас, живых российских налогоплательщиков, оплачивающих длинные, как степь, «стабильность» и «определенность» нескольких дружественных руководству страны семей.