Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Довыборная программа Путина

06.09.2005, 11:10

Президент России, объявив о масштабных расходах на здравоохранение, образование и жилье, вовсе не начал, как можно было бы подумать, свою предвыборную кампанию. Он всего лишь представил избирателю свою довыборную программу. То есть план действий на оставшийся период своего президентства

Согласно этой программе все реформы, которые так и не были реализованы в течение последних пяти лет - здравоохранения, образования, ЖКХ - заменяются дополнительными расходами на те же сферы.

Увеличение финансирования и реформы - это разные вещи, хотя нельзя сказать, что в довыборной программе президента совсем уж нет содержательных моментов. Не говоря уже о том, что сами по себе структурные преобразования - весьма затратные процессы, требующие масштабного ресурсного обеспечения.

Проблема в другом - за оставшееся до выборов время невозможно начать и закончить ни одну структурную реформу. А если вообще ничего не делать, развалятся все старые прогнившие социальные и бюджетные системы.

Президент оказался внутри порочного круга: системы развалены, потому что не реформированы. Реформы начинать страшно, политически, экономически, психологически затратно. Можно сломать то, что плохо, но хотя бы как-то работает, и остаться вообще ни с чем, потому что достижение быстрого результата в ходе преобразований неочевидно.

Значит, единственный выход, который оставался президенту - увеличить финансирование институтов, которые еще не успели до конца развалиться (например, участковые врачи), продлить физическое функционирование нереформированной бюджетной инфраструктуры.

Правда, этот «фол последней надежды», спровоцированный тем, что реформы — дело долгое и чреватое потерей популярности, был представлен как «большой взрыв» именно реформаторской активности. Поэтому в инициативах президента, которые вовсе не были экспромтом и давно готовились лучшими командами экономистов, в том числе либерального толка, есть и легко прочитываемая политическая составляющая: единственный заметный, тефлоновый, внеконкурентный политик снова показал свою мощь, еще раз укрепил свой рейтинг.

Политика усиленных расходов могла бы быть квалифицирована как программа третьего срока Путина, если бы не одно важное обстоятельство - третий цикл все-таки потребовал бы реальных реформ, а не их суррогата в виде дополнительного масштабного финансирования.

В результате получился некий промежуточный продукт: это и не смена курса, и не программа реформ. Это и не отказ от реформ, но и не движение вперед. Это не новый курс. Это - новая смета.

С этой сметой можно дотянуть до выборов, проводя время в борьбе с предсказуемой инфляцией и снимая чиновников финансово-экономического блока (вплоть до премьера), которые столь же предсказуемо не справятся с задачей сдерживания роста цен. Президент создает Совет по приоритетным национальным проектам. Но если увеличение зарплат и есть «национальный проект», то весьма своеобразный и совсем не духоподъемный.

Выбор сфер финансирования весьма показателен - это ровно те области, где власть хотела провести реформы, но по разным причинам не смогла: здравоохранение, образование, ЖКХ. В списке нет армии и пенсионной системы. Вероятно, потому, что эти реформы начались раньше других и теперь самым убедительным образом свернуты.

Показательно, впрочем, и то, что предлагаемые точки финансирования максимально конкретны - это создает впечатление не пустого трепа о реформах, а внятных, близких народу мер: 5 тысяч рублей медсестрам - это, конечно, не «сокращение койкомест». И понятно рядовому обывателю, и безопасно в плане социального недовольства.

Можно было бы счесть инициативы власти этаким домашним кейнсианством, способом разогреть внутренний спрос и тем самым расшевелить внутренний рынок и отечественного производителя. Но финансово-экономическое начальство так напугано возможным скачком цен, что только и говорит о планируемом погашении инфляции и сохранении преемственности по отношению к прежнему макроэкономическому курсу. Значит, будут проблемы и с курсом, и с инфляцией.

Характерно, что даже весьма либеральные экономисты, комментируя кажущиеся беспрецедентными расходы, говорят о том, что по гамбургскому счету даже этих денег не хватает на то, чтобы поддержать на достойном уровне финансовое существование, например, тех же образования и здравоохранения. Поэтому речь и идет о вроде бы подробно обсчитанных конкретных мероприятиях - нельзя объять необъятное. Показательно, что, с другой стороны, с противоположного фланга, многие комментаторы не поняли, что расходы не имеют отношения к Стабфонду, и речь идет о бюджетных деньгах, да еще вполне легальным образом заложенных в бюджет. Поэтому легко спрогнозировать, что аппетит к дальнейшим тратам и еще более масштабным сметам придет во время еды: спустя очень короткое время кто-нибудь непременно заговорит о немедленном позитивном эффекте от масштабных расходов, потребует их дальнейшего увеличения и распечатывания стабилизационного фонда.

В результате политика формирования затратных «национальных проектов» заведет в очередной тупик.

Но тогда уже придет время электоральных баталий, и вместо довыборной программы придется формировать программу предвыборную. Если победит либеральный взгляд на природу вещей, то вполне можно будет взять за основу старую добрую программу Грефа 2000 года издания.

Она не устарела — потому что не реализована.