Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Книга Судей

14.12.2010, 09:23

Судье Данилкину предстоит искать изощренные правовые аргументы в пользу обвинительного приговора Ходорковскому и Лебедеву

Завтра судья Виктор Данилкин начнет зачитывать приговор по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Почему-то считается, что судья находится под прямым управлением федеральной политической власти и поэтому приговор будет обвинительным. То есть, конечно, приговор может оказаться вполне себе обвинительным и подсудимые даже могут получить очень взрослые сроки, которые заставят как минимум одного из начальников, «русского пианиста», вздохнуть с облегчением. Но странным образом вынести этот приговор судья имеет возможность без всякого давления сверху и звонков от вышестоящих судебных товарищей. Он может это сделать, руководствуясь своими представлениями о справедливости и несправедливости, правосудности и неправосудности, добре и зле, законной и незаконной экономической деятельности. Скажу больше,

суд у нас действительно независимый. В том смысле, что судья сам, без всякого давления извне, решает, оставаться ему неподкупным или брать взятки, слушаться старших по служебной лестнице или отключать телефон, когда они звонят с недвусмысленными советами, судить по совести или за деньги и сохранение в должности.

Аргумент, сводящийся к тому, что судья в этом случае может лишиться своего поста и это все оправдывает, не работает. Потому что – да, если его подталкивают к тому, чтобы нарушить закон, он может ради того, чтобы его не нарушать, лишиться должности. На рынке много адвокатских вакансий. Хотя и в этой специальности тоже следует проявлять множество профессиональных и человеческих качеств, чтобы остаться честным и верным изначальному смыслу профессии. И не превратиться, как сказали мне недавно знакомые адвокаты, в «инкассаторов».

Поэтому я искренне верю в то, что судья Данилкин независим в своем решении. В том числе и потому, что, судя по тому, как он вел процесс, политики повлиять на него не могут: он в нюансах паркетных интриг явно не разбирается. А вышестоящее судейское начальство, пока он не вынес приговор, может спокойно быть послано: с должности его никто не решиться снять до тех пор, пока нет вердикта. Да и удаление его из судейского корпуса сразу после «ошибочного» (или слишком мягкого, или оправдательного) приговора выглядело бы уж очень нарочито и непристойно.

Вряд ли судья Данилкин оценивает свое решение как некую миссию. Едва ли он свободен и от раздумий о своем бытовом и служебном устройстве после приговора. Но, если судить по биографии Виктора Николаевича, позволяющей заподозрить в нем честного профессионала, общественное мнение на его счет ему не безразлично. Хотя и желание остаться судьей никто не отменял.

Несмотря на свою аполитичность, судья по делу Ходорковского и Лебедева, естественно, улавливает эманации, исходящие сверху.

Неизменно раздраженные реплики Владимира Путина по поводу того, что у Михаила Борисовича «кровь на руках», придают сил стороне обвинения и не могут не волновать судью. Хотя, будучи профессионалом, он догадывается, что убийство и хищение нефти – два разных состава преступления. А в убийстве, нанесении тяжких телесных повреждений, изнасиловании и проч. Ходорковский не обвиняется.

Все-таки Данилкина никто не переучивал основам права в школе КГБ, у него, по счастью, самое заурядное юридическое образование, без розочек и виньеток, которые могут поразить воображение разве что девиц Чапмен и Затуливетер. Наверное, догадывается Данилкин и о том, что нельзя недоплатить налоги с похищенной нефти. Либо налоги, либо хищение. И, если справедливым признавать первый приговор по делу Ходорковского, тогда явно несправедливым с точки зрения нормальной человеческой и юридической логики выглядит обвинение по второму делу.

Словом, ему предстоит искать чрезвычайно изощренные правовые аргументы в пользу обвинительного приговора. И даже если он в глубине души считает Ходорковского, как, впрочем, и любого другого олигарха, вором, то и нарушения закона со стороны обвинения не должны составлять для него секрета.

Данилкин будет искать эти аргументы. Не зря он нашел их, когда в мае этого года проигнорировал президентский запрет арестовывать обвиняемых по экономическим статьям УК РФ и не изменил режим содержания для Ходорковского и Лебедева. Но в его душе будут бороться «революционная совесть и революционное правосознание», каковыми издавна руководствовались советские судьи, оправдывая обвинительный уклон, и юридическая добросовестность.

Намеки Владимира Путина и якобы транслированные в ноосферу гуманитарные и гуманные сигналы Дмитрия Медведева, скорее всего, останутся на периферии сознания классического и среднестатистического, но при этом честного российского судьи Виктора Данилкина.

А дальше… Дальше его личный выбор, который не прочесть ни в какой Книге судей. Войти в историю — или вляпаться в нее. Свое решение ему не удастся переложить на Путина или Медведева. Сказано же: у нас независимое правосудие…