Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Кощунственные и циничные

08.06.2010, 10:35

Любая перезагрузка с участием российской стороны проваливается из-за привычки к двойному мышлению

Не прошло и нескольких дней, как российская сторона разобралась, по какому ведомству проходят не то трое, не то четверо мародеров, снявших 6 тысяч злотых с банковской карточки погибшего в авиакатастрофе польского президентского борта Анджея Пшевозника, основного — по должности — хранителя памяти о Катыни. Оказывается, это не бойцы ОМОН и не представители Внутренних войск, а солдаты Министерства обороны. Остается только один вопрос, почему нужно было так долго молчать, опровергать заявления польской стороны, сделанные на правительственном уровне, называть их «кощунственными и циничными»? Мол, российский военнослужащий или милиционер ну никак не мог пойти на такое — отобрать у трупа кредитную карточку и торопливо снять с нее деньги.

Можно говорить о том, что поляки ошиблись: это ведь не омоновцы и не МВД мародерствовали, а простые солдаты. Российскую милицию и так порочат все кому не лень, а тут еще поляки… Но, подозреваю,

как раз полякам-то было все равно, под чьей крышей ходили уроды-неандертальцы, обокравшие погибшего.

Одно было очевидно: это сделали представители российских силовых структур и быстро поймать их помогли именно российские спецслужбы. Тогда зачем нужно было водить за нос поляков, поставляя им информацию то о бойцах ОМОН, то о солдатах Внутренних войск? Не сами же польские официальные лица придумывали все это с тайной целью уязвить именно беспорочные органы разнообразных внутренних дел.

На самом деле, конечно же,

никакой загадки в поведении российской стороны не было и нет. Просто вели себя так, как привыкли вести еще с тех времен, когда расстреляли поляков в Катыни.

Мы расстреляли? Да нет же, это немцы. Наши надругались над погибшим и украли карточку? Нет, конечно, такие предположения «кощунственны и циничны», это все польская народная русофобия виновата!

В этой истории понамешано слишком многое. И желание защитить честь мундира, у которого уже никакой чести не осталось. И безусловные антипольские настроения, которые остались у российской власти, несмотря на эйфорию лжеперезагрузки отношений после чудовищной катастрофы. И та самая привычка скрывать информацию, дозировать ее даже тогда, когда в этом нет никакого смысла — ни политического, ни этического.

Конечно, неловко, что опять мы виноваты перед поляками. Сколько можно, мы уже извинились. Так что извинений никаких не будет, в том числе на правительственном уровне. Или г-н Песков каким-либо образом ответил своему коллеге пану Грасю, которого чуть ли не петрушкой выставили перед мировым общественным мнением, когда тот рассказал об аресте российских мародеров? Или Путин позвонил своему новому другу Дональду, стараясь микшировать недоразумение, растянутое на несколько суток? Это только поляки способны извиняться, как они уже извинились перед российским ОМОНом за неточность обнародованной информации, хотя она была явным образом предоставлена российской стороной.

Казус с карточкой покойного Пшевозника, такой же зловеще символический, как и само падение самолета, холодно регистрирует очевидное: никакого потепления отношений не было и нет, был только эмоциональный жест российского президента.

Все противоречия остались. В том числе и по Катыни.

Почему польской стороне передано только 67 из 183 томов уголовного дела по Катыни, закрытого в 2004 году российской военной прокуратурой? Что за гостайну содержат в себе оставшиеся тома? Почему их нельзя рассекретить? Почему прокуратура расписывается в своей неспособности выполнить распоряжение президента и довести дело до конца? Более того, ссылается на процессуальную невозможность расследования и признания погибших в Катыни польских офицеров жертвами политических репрессий? Зачем устраивать утомительные истерики по поводу размещения в Польше ракет «Пэтриот», если даже российские военные говорят, что опасности для России они не представляют? Интересно, продолжают ли российские компетентные органы «проверку» на предмет экстремизма журнала «Новая Польша» по доносу писателя-националиста Куняева? И т. д. и т. п.

Любая перезагрузка, в которой участвует российская сторона, проваливается из-за привычки к двойному мышлению, из-за непоследовательности, «кощунственного и циничного» рефлекторного стремления обмануть и замотать наиболее острые и важные вопросы.

Эйфория в российско-польских отношениях окончена. Начинаются суровые будни.