Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Едрить налево и направо

28.06.2005, 11:22

Оставшись на политической арене практически в одиночестве, «Единая Россия» просто обречена есть свой собственный хвост, все глубже засовывая его себе в глотку.

Вчера президент России похвалил правительство за хорошую работу, вступив таким образом в заочную полемику с одним из своих потенциальных преемников, спикером парламента и лидером «руководящей и направляющей силы» Борисом Грызловым. Тот неделей раньше на форуме «Единой России» и «Деловой России» разнес правительство в пух и прах, задав тон публичной порке, сводившейся в основном к призыву отнять у кабинета министров стабфонд и немедленно поделить его в интересах восставших лоббистских масс.

Вышеуказанный форум можно считать продолжением попыток по-новому позиционировать «партию власти», которая на сегодняшнем заседании ее высшего руководства должна начать обсуждать новые программные документы. Оно и понятно. Без идеологии, но под знаменем Путина можно было победить на выборах 2003 года. Со знаменем, но без идеологии победу на выборах 2007 года можно поставить под сомнение.

Идеологическое позиционирование, которое начал своим интервью «Шпигелю» Владислав Сурков, было дополнено позиционированием экономическим:

«ЕдРо» обозначило себя в качестве партии среднего бизнеса («Деловая Россия» как противовес олигархам и их профсоюзу) и движения за раздербанивание стабилизационного фонда и увеличение государственных расходов.

Естественным завершением процесса репозиционирования стали вчерашние пародийные мероприятия, призванные привлечь внимание к молодежи вообще и к сельской молодежи в частности. «Партии власти» нужен свой комсомол, и еще большой вопрос, надо ли в этом смысле делать ставку на политических эксцентриков из движения «Наши».

Разумеется, президент своей иезуитски выверенной похвалой правительству сломал «Единой России» весь пиар, который уже несколько месяцев назад начал выстраиваться заново на принципиальном — по любому поводу — дистанцировании от кабинета министров. Впрочем, эту позицию президента можно истолковать как призыв к «руководящей и направляющей» включить дополнительные резервы креативного мышления — твори, мол, выдумывай, пробуй, только сильно не наезжай, поскольку все у нас хорошо понимают, кто в стране реальный премьер-министр.

Начало всякого поиска — признак кризиса. И наоборот: кризис позволяет задуматься над тем, как выйти из затруднительного положения. Но широчайшие возможности «Единой России» ее же и недостаток. Когда кажется, что можешь все, возникают проблемы — на чем, собственно, остановиться. На левом консерватизме или правом консерватизме? На том и другом одновременно? Как сделать так, чтобы широкие массы еще и поняли, что такое консерватизм и почему они должны в своих руках нести его знамена на манер портретов членов Политбюро? А когда поймут, то как еще раз ответить на вопрос: правым должен быть консерватизм или левым?

Похоже, единственная идея, которая может сейчас объединить «единороссов», не входящих в кабинет министров, — это стремление больше тратить и тем самым стимулировать экономику.

Это вариант государственного капитализма без олигархов, кейнсианства со странным образом дополняющей его верой в невидимую руку рынка, на котором работает средний бизнес.

На практике речь идет об использовании «избыточно» накопленных денег, о направлении средств cтабфонда на разного рода проекты, об отказе от профицита бюджета и «бессмысленного» накопления золотовалютных резервов.

Показательны в этой ситуации позиция и положение Путина. В принципе давая возможность коллегам из придворной партии развернуться в риторических упражнениях, он пока предпочитает управлять консервативным политическим и экономическим портфелем. В противном случае не несли бы более государеву службу министры Кудрин и Греф (не говоря уже о Зурабове). Не сносил бы головы и премьер-министр Фрадков, который, критикуя либеральное крыло своего кабинета, солидарен с ним в том, что искрометных, духоподъемных, впечатляющих своей эффективностью и прозрачностью проектов, позволивших распечатать стабилизационный фонд — со спокойной совестью и без риска разогнать саму по себе впечатляющую инфляцию, — попросту нет.

Не отрицая за «Единой Россией» статуса «своей» партии, Путин не позволяет ей почувствовать себя полностью «руководящей и направляющей силой» строго в духе 6-й статьи Конституции СССР 1977 года.

Чтобы заработать это право, она должна совершить некоторые экстраординарные и убедительные шаги. И для начала определиться, будет ли она заходить на посадку на политическое поле 2007 года «слева» или «справа». Сразу с обеих сторон не получится — придется определяться. Возможно, именно поэтому некоторые правые политики в стратегии партстроительства заняли выжидающую позицию: если власть не знает толком, как ей строить правую партию, не исключено, что в качестве человеческого и идейного материала сгодится правая оппозиция.

Проблема только в том, что не самые последние представители этой оппозиции занимают ключевые посты в финансово-экономическом блоке нынешнего кабинета министров, а «партия власти» оппонирует им как завзятая оппозиция. В ситуации, когда невозможно определить, где политический «верх», а где политический «низ», «Единая Россия» обречена на тяжелейшие и долгие поиски своего места, лица и предвыборной позиции.