Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Суд улицы

28.12.2004, 11:41

Идеологическая атмосфера полностью определяет смысл и содержание судебных решений, объемы компенсаций и сроки лишения свободы.

Анатолий Федорович Кони называл суд присяжных «судом улицы», имея в виду некоторые положительные ассоциации: мол, суд улицы — суд народный, суд здравого смысла. Однако судебную систему, которая одновременно подтверждает абсурдный вердикт, противоречащий разъяснениям Верховного суда РФ (в отношении претензий группы «Альфа» к издательскому дому «Коммерсантъ»), и оправдывает лютого антисемита Корчагина (решение Мосгорсуда, отменившего обвинительный приговор по делу автора и распространителя антисемитской литературы), который стал живым символом российской ксенофобии, можно признать отсутствующей в принципе.

Поражение в очередной инстанции газеты «Коммерсантъ», исходя из специфики функционирования современной российской элиты, можно признать малозначащим: подумаешь, 10 миллионов рублей туда, 10 миллионов рублей сюда. Какая разница — не столько газета, сколько крупный российский либерал в изгнании г-н Березовский стерпит? Однако проблема в другом: при явной внешней несхожести вердикт по этому гражданскому процессу — явление одного и того же ряда, что и решение Мосгорсуда, фактически оправдавшее антисемита Корчагина и затягивающее его дело до абсурда.

В обществе, где кроме нормальной, заведенной со времен «рабов Рима» логики существует логика олигархическая, «государственническая» (в новых обстоятельствах это почти одно и то же), справедливого правосудия в крупных процессах не может быть в принципе.

И не важно, идет ли речь о гражданском судопроизводстве, инициированном олигархами против свободной прессы, или об уголовном процессе, в который вмешивается судья Мосгорсуда, больше всего на свете боящийся не угодить начальству.

Мосгорсуд, соглашающийся с тем, что приговор в отношении Корчагина — лютого, уже почти фольклорного, комического, комиксного антисемита — является неправосудным, обнаруживает свою очевидную политическую ангажированность, идущую в русле последних выступлений президента РФ перед общественностью. У нас тут на минуточку перепутали «сионизм» с «антисемитизмом». А человек по фамилии Корчагин открыто, публично, печатно призывающий уничтожать евреев, не то что не сравнивается с персонажами, отправлявшими лиц семитской национальности в газовые камеры, но де-факто оправдывается.

Отмена смехотворного в части меры наказания (год условно), но все-таки обвинительного приговора Тимирязевского суда — это прямой отказ от отправления правосудия по статье за разжигание межнациональной розни и очень плохой прецедент.

Весьма показательно, что это происходит в стране, которая собирается с пошловатой страстью и пафосным размахом праздновать 60-летие Победы. Напомним, что, по злой иронии истории, Корчагин и его коллеги неизменно освобождались по амнистии в связи с 50-летием или 55-летием Победы. Произошло бы так и на этот раз. Однако у суда другие сомнения — виновен ли Корчагин («без депортации евреев никакая нормальная экономика в России невозможна…») в принципе.

Весьма показательно, что из Московского городского суда изгоняются судьи, склонные судить по праву и выносить оправдательные приговоры. Мягкость или, точнее говоря, адекватность при вынесении судебных решений нынче не в моде.

Суд над Корчагиным — это именно суд улицы в худшем значении слова. Той улицы, которая лупит не столько еврея (это исторически устаревшее действие), сколько иностранного рабочего или студента.

Идеологическая атмосфера в стране первым делом, как выясняется, влияет на правосознание судей и способы отправления судопроизводства. С процессами, связанными с политическим экстремизмом и радикализмом, и так-то всегда были проблемы. Теперь, когда мы воюем во внешнем мире с «двойными стандартами», радикальная ксенофобия того и гляди и вовсе окажется неподсудной.

Интересно, что с Корчагиным воюет один-единственный, весьма щепетильный человек — 80-летний старик, ветеран Великой Отечественной, которого за это уже назвали «еврейским фашистом, штурмовиком и эсэсовцем». Наша парадная идеология в 2005 году целиком будет замешана на церемониальных воспоминаниях о войне. А вот практическая, непарадная сторона дела куда как более неприглядная: оппонент Корчагин получил за оскорбление компенсацию по суду в 500 рублей.

Наше правосудие в принципе легко оперирует несопоставимыми величинами: ему что коммерсантовские миллионы, что 500 рублей — все едино. «Шпиону» Данилову 14 лет — нормально, а антисемиту Корчагину и года условно — много.

Потому что решения выносятся именно в соответствии с нормами суда улицы, то есть скорее духа эпохи.

Когда считается, что все зло идет от прессы, а вокруг нас шпионы и враги, исповедующие «двойные стандарты». Казалось бы, суд должен быть далек от изменения направления политических течений, но он оказался «метеозависимым»: идеологическая атмосфера полностью определяет смысл и содержание судебных решений, объемы компенсаций и сроки лишения свободы.

Сторона защиты в деле Корчагина намерена добиваться оправдательного приговора. Думаю, что это вполне реалистично. Дух времени, а значит, суд улицы — на стороне Корчагина.