Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пиара мало

13.07.2004, 11:20
Андрей Колесников

Силы, которые раньше дискредитировали таких, как Лукашенко, теперь принялись за Россию.

Автолюбители, проезжавшие в 9 утра понедельника по Садовому кольцу мимо МИДа, имели возможность наблюдать необычное зрелище — неслыханного размера, как за водкой в 1980-е годы, очередь к главному входу монстра сталинской архитектуры. Столь плотная концентрация послов России в зарубежных странах имела место лишь однажды, ровно два года назад, когда их впервые вызвали на тренерскую — президентскую — накачку в столицу нашей родины. Тогда им было четко сказано: укреплять позитивный политический и деловой имидж за рубежом. Задача была поставлена. Что сделано?

На первый взгляд, послы сработали плохо. Мировая печать, представляющая евроатлантическую цивилизацию, на чем свет стоит костерит Россию, ее непоследовательную внутреннюю и внешнюю политику, свертывание свободы печати и демократии. А слово YUKOS и вовсе по частоте упоминаний способно соперничать со знаковыми словами Kournikova и Sharapova, в современной России заменяющих понятия Gorby и Solzhenitsyn. Некоторого количества пулей носящихся по корту длинноногих блондинок уже явно недостаточно для того, чтобы спасти скверное впечатление от политического режима, который отменил информационное телевидение, довел до дистрофии прямую и представительную демократию и до судорог — фондовый и банковский сектора, обанкротил крупный эффективный бизнес, аудируемый по американским стандартам отчетности, сформировал де-факто однопартийную систему.

Но во всем оказались виноваты не послы, а те неназванные силы, которые, согласно мидовскому докладу президента, ведут спланированную кампанию по дискредитации России, нанося вред и нашему эффективному (в сфере отмены свобод) государству, и честному (в смысле оплаты услуг предприятий Куршевеля и Рублево-Успенского шоссе) бизнесу. Поставлена новая задача: российские посольства должны противостоять этой кампании.

Круг задач, стоящих перед российскими посольствами, теперь полностью совпадает с функциональными обязанностями посольств советских, включая придание «более делового и практического характера» поступающей от них информации. Юстас — Алексу.

Здание МИДа от осознания старой новой важной миссии становится как будто выше, и гигантский герб рухнувшей империи, украшающий фасад, — виднее…

Дальше — абстрактнее, но больше. Мы не можем себе позволить вскакивать на подножку уходящего поезда или там плыть по течению, мы сами должны влиять на формирование нового «справедливого» мирового порядка. Поскольку теперь деятельность сотрудников внешнеполитического ведомства будет оплачиваться в полном соответствии с современной модой — по результату, то вклад в установление нового мирового порядка на наш, кондовый и домотканый русский лад станет оцениваться по достоинству. Так в платежной ведомости и напишут: мол, формирование новой геополитической конфигурации (одна штука) — 6 тыс. рублей, очищенных от налогов. Приближение дипломатии к нуждам и интересам людей (25 единиц) — 10 тыс.

Последний тезис, кстати говоря, присутствовал в президентской речи и остался самым загадочным во всем выступлении. То есть оно, конечно же, понятно, что сейчас любое действие, а чаще бездействие власти измеряется этим самыми нуждами. Но большая дипломатия — это не ЖКХ и адресная социальная поддержка, ее прикладной смысл несколько иной, и на повседневную жизнь трудящихся она влияет весьма опосредованно.

Есть все-таки и некоторые противоречия в железной поступи «путинской прямой» (помните бабелевскую «кривую ленинской прямой»?). Если мы формируем порядок и бежим впереди всех телег и железных коней мировой цивилизации, то почему тогда вынуждены заниматься такой черной работой, как минимизация рисков в связи с расширением НАТО и ЕС? То есть бежим, в буквальном смысле едва поспевая за вероятными и совершенно невероятными противниками: нет же у нас, в конце концов, физических сил и геополитической мощи на строительство нового Варшавского договора и СССР. На что, собственно, Владимир Путин и обратил внимание посольской публики: тот факт, что Россия — лидер в СНГ, еще предстоит доказать. Хотя, быть может, это противоречие следовало бы счесть кажущимся: если бы мы присоединялись к общецивилизационным процедурам, то уж тогда, безусловно, этот процесс иначе как «плаванием по течению» назвать было бы нельзя. Что вошло бы в противоречие с наследием всей имперской внешнеполитической линии с ее традициями говорить «решительное нет» в ответ на любую инициативу, имеющую общепланетарное, региональное и субрегиональное значение.

Российской внешней политике теперь понадобилась «экономическая дипломатия» — для привлечения инвестиций в Россию и расчистки площадок для инвестиций из России. Почему-то кажется, что частный бизнес гораздо лучше сам справится с этими задачами. В том случае, если представители «МИДдл-класса», собравшиеся вчера в здании министерства, не будут вмешиваться в его дела и национализировать предпринимательскую активность.