Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Народ-рантье, не знающий своего несчастья

21.10.2003, 14:12
Андрей Колесников

Российский народ хочет быть таким же, как и его государство, — народом-рантье. И эта мысль не дает ему работать нормально.

Историческая правота авторов идеи «взять и поделить» стала очевидной после первого публичного исследования нового ВЦИОМа (который без Левады и без дополнительной буквы «А»). Выбор темы для социологической службы, которой еще предстоит доказать свое профессиональное право носить гордое имя прославленного центра, оказался как нельзя более удачным: проблемы приватизации и ренты остаются столь же значимыми для сегодняшней повестки дня, как когда-то проблемы мира и социализма.

Цитирую: «Около 90% россиян считают, что природную ренту должны платить предприятия и отдельные отрасли, использующие природные ресурсы». Здесь все очень интересно, смущает только понятие «около» перед цифрой, которая, тем не менее, впечатляет. Исследование подтверждает электоральную привлекательность лозунга распределения рентных доходов сырьевых отраслей между представителями широких трудящихся масс, как до этого другие опросы подтвердили правильность политических технологий, ориентированных на «замачивание» олигархов.

Причем сразу обижаться на народ не стоит: несмотря на то что 17% опрошенных ожидают прямолинейной равной раздачи денег, в которые конвертируется рента, в принципе, речь идет об элементарном чувстве справедливости при распределении благ от природных ресурсов. Потому значительное число граждан полагают, что доходы от ренты должны идти в федеральный или региональные бюджеты.

Это означает, что за годы реформ народ научили многим полезным вещам, в том числе и пониманию значения бюджетов разных уровней.

Очень небольшое число опрошенных — 6% — полагают, что ренту следует оставлять в распоряжении предприятия, использующего ресурсы, и направлять доходы от нее на развитие производства. 7% считают разумной действующую налоговую систему и убеждены, что в дополнительном изъятии ренты нет необходимости. Чисто рыночное сознание, таким образом, сформировано у абсолютного меньшинства россиян. Такое же небольшое число наших соотечественников видят в спекуляциях на тему ренты весомый, грубый и зримый популизм.

::: Давно замечено: цифры, которые называют политики и экономисты, настаивающие на дополнительном изъятии ренты, огромны и малоправдоподобны. Как по оцениваемым масштабам, так и по практическим последствиям, довольно неприятным для сырьевых и добывающих отраслей. В конце концов, именно они добывают ту же самую нефть, то есть проделывают дорогостоящую работу. Не хотите добычи — можно раз и навсегда раздать все рентные деньги, каждый получит свой ваучер в 10 рублей ценою, и все дружно разойдемся, закрыв страну на переучет.

Не так давно была модной идея увеличения ренты почему-то до 27 миллиардов долларов. Именно такие деньги собирались перераспределять между гражданами левые экономисты. Возможность безболезненного «умножения сущностей» до столь значимых величин была поставлена под сомнение многими аналитиками. Егор Гайдар, в частности, назвал заявления о таких масштабах «ложью». По подсчетам гайдаровского института, ренту можно аккуратно увеличивать до предела в 3 миллиарда долларов параллельно со снижением налоговой нагрузки на несырьевые секторы экономики. Так что вековое чаяние русского народа безбедно жить на ренту от природных ресурсов невыполнимо по техническим и экономическим причинам.

Или можно все-таки жить на ренту «бедно, но недолго», как однажды выразился президент братской Белоруссии.

Показательно, что экономическая логика сторонников увеличения рентных изъятий, равно как и политическая логика значительной части избирателей, основывается на презумпции продолжения нефтяного сценария развития. Наше так называемое конкурентное преимущество, делающее страну неконкурентоспособной, не дает экономике возможности развиваться в другой, несырьевой, постиндустриальной логике.

А ведь в России есть альтернативные рентные ресурсы, которые, в принципе, тоже можно оценить экономически в рублях и долларах: административные, статусные, политические ренты. Их нельзя прямо конвертировать в доход бюджета или поделить между дорогими россиянами, потому что подобного рода процесс называется «экспроприацией экспроприаторов» или «социалистической революцией». Зато, если устранить возможности для их существования, убрать рентные барьеры, упразднить рентные штатные единицы, экономика может сэкономить значительные суммы, которые к тому же все равно оборачиваются почти на 100% в тени. Заодно и экономика станет более белой и отмытой.

Российский народ хочет быть таким же, как и его государство, — народом-рантье. Логика нефтяного развития, подрывающая основы экономической политики государства, еще и развращает граждан, разрушает трудовую этику. Так что от экономической ренты в частности и от рентной логики в целом — одни убытки. Зато можно выиграть выборы, завоевав симпатии 90% россиян, не знающих своего несчастья.