Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Когда весь пар ушел в пиар

24.03.2000, 16:12

Накануне заветного дня 26 марта общество, т. е. мы с вами, и пиар напоминают двух измочаленных любовников. Отвернувшись друг от друга, лежат недавние партнеры, не в силах пошевелиться, с единственной мыслью — дать хоть немного отдохнуть натруженным гениталиям. Весь минувший год прошел под знаком  этого механического соития. А ведь начиналось все так романтично. Не припоминаю точно числа, но где-то сразу после Нового года коварный обольститель предложил нам прогуляться по заснеженным аллеям, полюбоваться красотами зимней природы, как  водится, почитал стишки, кстати, совсем неплохие, более того, знакомые с детства: «Тятя, тятя, где же кружка/Вышиб дно и вышел вон». С полузакрытыми глазами мы внимали волшебным созвучиям, не задаваясь особо мыслью, с чего это вдруг прожженного циника так потянуло на лирику.
       Меж тем к весне злодей, бормоча что-то невнятное насчет духовности и нашего всего, уже вовсю шарил у нас за пазухой, где мы по сельской привычке традиционно прячем небогатую наличность. Весь май и вплоть до 6 июня он долбил нас с неутомимостью парового молота, а 7-го на рассвете воровато слинял, даже не чмокнув на прощание.
        Некоторое, недолгое, прямо скажем, время, пока мы приходили в себя и оправляли подол, пиар пересчитывал бабки, деловито прикидывая, на какой бы предмет нас еще поиметь. Таковой вскоре и отыскался. Даже целых два.
        Один носил вполне отвлеченный астрономический характер и выгодно отличался отсутствием идеологической нагрузки. Благодаря ему наш скудный, к тому же сильно приблатненный, лексикон обогатился благородно мерцающим понятием миллениум. Приближение нового тысячелетия буквально заворожило население, которое, побросав все на свете, отмечало, сколько дней отделяет его от заветного рубежа. Слабые голоса ученых зануд, пытавшихся доказать, что тысячелетие начинается на год позже, потонули в общем негодующем хоре.
        Вторым предметом оказался вынутый из многократно перетасованной и оттого неприлично засалившейся дедушкиной колоды новенький джокер, по виду — чистый валет, которого надлежало в кратчайшие сроки накачать до размеров туза. Этому как нельзя более удачно способствовало резкое повышение температуры в южных районах, лишний раз подтвердившее извечное свойство предметов увеличиваться при нагревании.
        Для поддержки негаданно взошедшей звезды потребовалось срочное создание группы бэк-вокала. И тут наш неутомимый трахальщик, отдадим ему должное, превзошел самого себя. В рекордно короткие сроки по медвежьим углам наскребли наличный контингент, помыли, причесали и без единой практически репетиции вытолкнули на сцену. Дальше оставалось лишь убедить публику, что это единственно возможная музыка, под которую стоит оттягиваться ближайшие четыре года. Парфюма для своих, как, впрочем, и фекалий для чужих, при этом не жалели вплоть до середины декабря. Публику эта возня интересовала мало. Публика зачарованно ждала обещанного миллениума и на частности не отвлекалась. В первый день Нового года, расставив по местам мебель и перемыв посуду, мы выглянули в окно, с изумлением обнаружили, что на заснеженных деревьях райские яблоки почему-то не выросли и окончательно разочаровались в жизни.  
        Попутно мы свыклись с мыслью, что джокер, несмотря на вроде бы шулерские обстоятельства своего появления и не самую привлекательную с точки зрения прогрессивной интеллигенции биографию, оказался довольно толковым малым. Что касается опасений по поводу его потенциального каннибализма, то их вполне можно списать на счет традиционной впечатлительности прослойки.
         Нынешняя предвыборная кампания, проходящая в атмосфере общей меланхолии, выгодно отличается от предыдущей экономией средств. И это вполне понятно. О любви речь никто уже не заводит, тратить на фригидную партнершу хоть какие деньги — это уже полное извращение.