Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Детские деньги

11.05.2004, 17:08

«Весь день Гитлера рекламировали по телевизору», — сказала мне унылым голосом младшая дочь, попытавшаяся было тупо откосить от исполнения каких-то домашних работ для своего выпускного школьного класса, но не вынесшая праздничного телевизионного великолепия.

Я счастливо заржал, потому что: 1) до какой же степени тоскливым был телевизор в праздники, что бедняжка предпочла ему скучнейшие занятия по органической химии; 2) плоховато работает пропагандистская машинка, которая ежегодно вызывает в людях ненависть к давно ушедшим чудовищам, но никак не способна наполнить важнейшее событие новым смыслом, какой был бы понятен вступающей в жизнь девице, – впрочем, примерно об этом я уже имел возможность сказать; 3) все-таки она Гитлера заметила, а не Сталина, которого, по наблюдениям моей 90-летней бабки, все праздники прямо-таки «совали в лицо». Она его не любит и считает выродком.

Но да Бог с ними уже, монстрами прошлого; совершенно иного рода телевизионное впечатление получил я от беседы с младшим отпрыском, 8-летним спортивным мужчиной по имени Петр.

В отчетный период он находился на каникулах и пересмотрел целую видеотеку самого что ни на есть современного кино, забросив музыку, английский и другие якобы полезные развивающемуся мозгу забавы. Про войну, которой был полон телевизор, Петр не любит, а поскольку Петр не любит также поцелуйчиков и секса, кино в его репертуаре было жанрово однообразное, то есть завязанное на бытовом насилии в американских, японских и китайских семьях, городах и деревнях.

Помимо этой укрепляющей ум процедуры Петр провел значительное время на встречах с деловыми партнерами по велохулиганству на переделкинских улицах– Темычем, Антохой и Мишей. По случайному стечению обстоятельств я услышал пламенный рассказ Петра об одном из эпизодов их деревенской мужской жизни:

— Я держал ворота, ха-ха-ха, а Мишка не мог никак войти! Прямо никак! А он тогда полез лицом под ворота, и тут Темыч как даст ему в глаз доской! Мишка до сих пор за глаз держится и ноет! Мы как спецназ из города ангелов!

Вымолвив это, Петр уже не мог больше сдерживаться и расхохотался. Остановился только минут через пять, да и то иногда потом всхлипывал — такая смешная вышла история.

В беседе приняла участие бабушка пострадавшего Мишки, известная ангельским характером. Будучи очищенными от ненормативной лексики и просто ругательств, ее слова сводились к тому, что бить слабых (Мишка младший из партнеров), да еще вдвоем – нехорошо.

Бабке возразил сам Мишка. Он поставил на пьедестал героя-костолома Стивена Сигала и сообщил собравшимся, что в ближайшее время достигнет его же физических кондиций и тогда уж перемелет всех недругов в мелкую пыль.

Это заявление будущего героя было встречено восторженно. Темыч авторитетно заявил ангельской бабушке, что внук ее пожалеет, что родился на свет.

Ангельская бабушка не осталась в долгу и посоветовала Темычу беречь гениталии.

Повторю: я это дело все подслушивал, находясь в расслабленном положении, — по иную сторону забора от дискуссии. Я был увлечен бесплодной, как в дальнейшем выяснилось, попыткой насадить китайский бамбуковый зонт диаметром 3 метра на русскую почву. Замечу, что мне это не только не удалось, но и пришлось – когда подул свежий ветер — ловить упомянутый зонт в переделкинских небесах.

Созерцательное настроение, охватившее меня по поимке зонта, не позволило мне даже мысленно злобствовать на тему мертвящей роли телевидения в детской жизни. Я, напротив того, думал, что вот меня обучали дедушке Ленину и вероятному сопернику, и не любили мы военное дело, даже самые закаленные из нас; а вот теперь дети к противогазам и иной военной технике тянутся пухлыми ручонками самопроизвольно и героев себе выбирают самостоятельно.

Тем более что на этой героике чрезвычайно здорово зарабатывают продавцы видеокассет, китайских ужасных пластиковых мечей, пистолетов и арбалетов, жутких пластиковых солдат спецназа и другого игрушечного ширпотреба для развития подлинно самостоятельного детского взгляда на жизнь.

В которой Гитлер, слава Богу, скучнее даже, чем органическая химия.