Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Наука воевать

22.06.2004, 15:50

Жизни этих ингушей зачем понадобились боевикам?

По какой причине каждый день в Ираке гибнут люди – я хорошо понимаю. Террористическому подполью не нравится демократия, управляемая извне страны, и хочется прогнать всех чужаков, и в первую очередь американцев, а заодно — покарать местных предателей. А в таком деле, как им кажется, все средства хороши, любой урон врагу. Вот и взрывают что ни попадя.

Есть несколько версий, кто погубил жесткого человека Ахмада Кадырова. Лояльные Москве чеченцы считают, что кровники, федеральная власть — что Шамиль Басаев, чеченские сепаратисты – что федеральные спецслужбы. Какая бы из версий ни оказалась правдой, ясно, почему чеченский президент стал мишенью: он очень много кому мешал самим фактом своей жизни.

А ингушские милиционеры, прокуроры, пограничники, миграционные чиновники и даже один директор почты – за что, почему? Чем они провинились перед боевиками, что ради их убийства и захвата оружия планируется такая грандиозно сложная партизанская операция с участием двухсот камуфлированных людей, да еще просочившихся по одиночке, да еще и по поддельным документам, — в общем, операция, доселе на территории Ингушетии невиданная?

Это же не здание чеченского правительства взорвать: разогнался на «КамАЗе» – и поминай Аллаха. И даже не захват Буденновска или Кизляра, которые представляли собой в сущности марш-броски на беззащитных гражданских. И даже не мюзикл «Норд-Ост», хотя тогда боевики туда вроде бы тоже просачивались по одиночке; но в Москве-то был всего один объект и без охраны, а тут – сразу несколько, да в разных местах республики, да с вооруженными людьми.

Если б нужно было просто отомстить каким-нибудь милиционерам или просто захватить склад с оружием – вряд ли бы боевики придали своим действиям такой чудовищный размах.

Надо полагать, ничем ингуши таким не провинились, и какие-то другие цели были у этих страшных людей, когда они тщательно планировали свое нападение. Одной из них можно с уверенностью считать демонстрацию широкой российской публике своей силы – как военной, так и психологической.

Все-таки контроль за средствами массовой информации в России пока не достиг той степени, чтобы не давать в эфир информацию о происшествии с 48 жертвами и полусотней раненых.

Ночную вылазку боевиков в Ингушетию по ее гигантскому масштабу и четкой организации сравнить можно только с захватом Грозного Асланом Масхадовым в августе 1996 года – или с вторжением в Дагестан в августе 1999 года.

А ведь те два военных события послужили причиной для значительных, и не просто значительных, а даже решительных политических перемен в российской жизни.

После захвата Грозного-1996 состоялось подписание Хасавюртских соглашений, которые зафиксировали поражение московской власти от чеченцев, как ни маскируй этот факт политически корректными формулировками. Поражение всегда дорого обходится, и хасавюртское тут не исключение — оно стоило стране трех лет политического упадка, властной слабости, неразберихи и судорожных решений; за эти годы в стране сменилось пять преемников Ельцина, четыре премьер-министра и прогремел экономический кризис.

А после Дагестана-1999 началось движение в сторону новой концентрации власти и ужесточения режима — когда предпоследнего из преемников и по совместительству премьер-министров, румяного Сергея Степашина сменил последний преемник и премьер, спортивный Владимир Путин, надежда ельцинского окружения.

Ингушетия-2004, как и Грозный-1996, приходится на самое начало второго президентского срока.

Совершенно не хочется продолжать аналогию и фантазировать в эту сторону, ей-Богу.