Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Полномочия убивать

05.07.2006, 20:32

Последовательность событий характеризуется одним словом: инверсия. Сначала президент Путин отдал приказ уничтожить неведомых, насколько я понимаю, убийц российских дипломатов в Ираке. Потом господин Миронов от имени Совета федерации намекнул, что если бы президент запросил индульгенцию на подобные действия, то получил бы ее, конечно же. А потом президент запросил эту индульгенцию, то есть внес в Совет федерации проект постановления о предоставлении права главе государства использовать вооруженные силы и спецназ для борьбы с терроризмом за рубежом. Считайте, что уже получил, не правда ли? Ну, осталось просто формально подмахнуть это постановление и вперед. Пустая формальность, но все же… Совершенно не считаясь с этими формальностями, глава ФСБ Николай Патрушев честно признается, что спецслужбы уже приступили к исполнению поручения президента. Это еще раз подтверждает, что жизнь в стране устроена так, что президент просто не может не получить того, о чем просит, даже персонального права выносить приговор и отдавать приказ о его приведении в исполнение. И господин Патрушев отлично это знает, так что фигли ему время-то тянуть.

Господин Миронов сказал, что президент не будет в этом своем праве ограничен по срокам. По методам, я так понимаю, он тоже не будет ограничен. Дальше возникает вопрос: правильно ли я поняла, что все приказы президента будут публичными – как тот, который сейчас выполняет господин Патрушев? Или о них будут ставиться в известность сенаторы, которые ему это право дали? Или сенаторы ему дали право, и остальное уже никого не касается, кроме лично господина президента и непосредственных исполнителей? В чем смысл-то постановления? Вот Яндарбиева грохнули на чужой территории без соответствующего на то права, а теперь грохнули бы по праву и по личному указанию президента, потому что президенту дали на то право, так? То есть никаких разговоров о том, что задержанные в Катаре россияне не причастны к убийству, больше не будет, потому что мы предупредили весь мир, что этих россиян мог туда послать только президент Российской Федерации, потому что только у него есть такое право.

ЦРУ занималось covert action, вот такими вот спецоперациями. С завидной регулярностью эта грязь вылезала наружу, в том числе и благодаря прессе, и принимались всяческие решения – типа, ЦРУ не имеет права на политические убийства. Обратите внимание: ЦРУ не имеет права. ЦРУ превысило полномочия, ЦРУ перестаралось во Вьетнаме с вьетконговцами и покрыло себя позором (операция «Феникс»), ЦРУ опозорилось на Кубе (операция в Заливе Свиней), ЦРУ неоднократно и безрезультатно пыталось убить Кастро. При президенте Буше ЦРУ также дали широкие полномочия, в том числе и на активные мероприятия за рубежом – во имя борьбы с террористами. Последний скандал – с тайными тюрьмами ЦРУ в Европе, созданными во имя, конечно же, борьбы с Аль-Каидой.

Спецоперации, которые вылезли наружу, стали страницами позора ЦРУ. Но право на них предоставлялось ЦРУ или отнималось у ЦРУ, а не президенту США. Это ЦРУ имело или не имело право в соответствии с инструкцией, резолюцией и прочей юридической документацией на тот или иной характер действий. У нас же это право предоставлено президенту. Таким образом, как я понимаю, президент будет нести полную ответственность за принятие решения, избранный метод действий и характер использование спецподразделений. Если ему дано такое право публично, то и отчитываться о своих действиях в этом направлении он будет публично? А если провал, и исполнители погибли или арестованы, то он будет снят со своего поста, как это случалось с директорами ЦРУ, или пойдет под суд?

Я слышу радостное рычание: вот теперь мы всех достанем как Моссад!!!! Мы отстреляем наших противников, как они отстреляли «Черный сентябрь»!!!! Ни фига подобного! Во-первых, если бы мы были как Моссад, то давно бы уже на собственной территории достали подонков, убивших куда большее количество наших сограждан, чем количество убиенных российских дипломатов в Ираке. И никакого специального постановления Совета федерации на сей счет не требуется. Во-вторых, спецоперация против «Черного сентября» была тайной от и до, и никакого легитимного права никакая Голда Мейер на это не просила, потому что государство в лице его руководства не имеет права просить санкцию на убийство. Государство имеет право объявлять войну, а подобные акции лежат вне правового поля. Поэтому когда принимается такое решение, оно принимается за плотно закрытыми дверями с точным осознанием того, что оно не легитимно. Поэтому-то исполнители – все — были с иностранными паспортами и с отличным знанием и опытом жизни за пределами Израиля, чтобы государство Израиль в случае чего тут было не при чем.

Президент Путин, получая легитимное право на убийство (лично президент, обратите внимание) выходит за рамки допустимого для руководителя страны. Он берет на себя часть – причем, весьма спорных – функций спецслужбы. Этот мужчина, который руководит вот уже шесть лет огромной страной, так и не понял, где кончается офицер разведки и начинается государственный деятель. Подобное смешение понятий и функций совершенно аморально. И разрушительно для общества, и без того не слишком здорового.

К тому же президента иногда несет, как вы уже заметили, думаю. Он, когда нервничает или раздражается, «мочит», «обрезает» и точно знает, что Байкалфинансгрупп – это серьезные ребята, а не фикция. Кто гарантирует, что имея возможность «законно» убивать, президент ограничится террористами. Есть люди, которых он не любит не меньше. Конечно, времена ледорубов – это из области фольклора, но, с другой стороны, россиянам так нравятся эти фольклорные времена, что кто его знает, куда эти новые полномочия президента его заведут… К тому же некоторых, наверное, легче «грохнуть» за границей, чем заполучить обратно на родину, как показал опыт. Хотелось бы понять, каким образом президент Путин будет ограничен в своем праве на спецоперации, которое ему обещано Советом федерации, и кто и как все же будет контролировать эту деликатную новую президентскую функцию. К тому же немаловажно, по какому принципу определяется круг лиц, подлежащих уничтожению, если, например, как в случае с дипломатами, точно не известно, кто именно убивал. Просто берем всю эту Моджахед Шуру и «убираем» по одному? Не менее интересно, намерен ли господин президент, принимая решение «уничтожить», согласовывать операцию с руководителями той страны, куда он собирается отправить вооруженные силы или спецназ.

Короче, мой основной вопрос: что меняется с предоставлением президенту формального права отдавать приказ об уничтожении, в том числе граждан других стран? Что меняется в сравнении с операцией против Яндарбиева, например? Только то, что президент теперь имеет право или что-то еще? Становится ли господин Путин, таким образом, господином Судоплатовым, который занимался как раз ровно этим в славном чекистском прошлом – уничтожал врагов революции (по тогдашним политическим меркам – террористов)? Несет ли господин Путин личную ответственность за исход операций? (Кстати, господину Судоплатову за его успехи на этом славном поприще пришлось все же посидеть в тюрьме после смены режима в Кремле). И последнее, почему этим, в общем, очень специальным и уж точно не президентским делом должен заниматься лично президент, если в стране есть некоторое количество спецслужб?