Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Куда президенты не заглядывают

21.04.2011, 10:38

Наталия Геворкян о том, почему Дмитрию Медведеву не удалось положить конец правовому беспределу

«Зрелость и действенность правовой системы — это важное условие развития экономики и социальной сферы, поддержки предпринимательства и борьбы с коррупцией. Но не в меньшей степени они служат укреплению роли России в мировом сообществе, способствуют ее открытости миру и конструктивному, равноправному диалогу с другими народами», — так говорил Дмитрий Медведев в своей инаугурационной речи.

Предприниматель А ведь точно не Ходорковский. Таких, как предприниматель А, еще Б, В, Г и так до конца алфавита и не один раз. Ходорковский не угодил Путину и за это сидит. Понятно. Остальное в виде 200 томов не первого уже дела прикладывается к этому простому факту. Предпринимателя А сажал не Путин. И предпринимателей Б, В, Г — тоже не Путин. Их сажали взращенные путинской системой холопы, получившие ясный сигнал от своего лидера: «так можно». Кому-то приглянулся бизнес, кому-то не приглянулся человек, кто-то решил, что посадка нежелательного лица лет на восемь — самый удобный способ закрыть проблему. К моменту, когда истории с посадкой предпринимателей стали общим местом, прокурорско-следственно-судебно-пенитенциарная система была уже отлажена — от привоза на первый допрос с бумажкой о вызове, датированной вчерашним днем, которую вы в глаза не видели, включая стандартный в таких случаях набор предъявляемых статей, стандартный следственный метод — слышать заказчика и не слышать заказанного, стандартные разводки на деньги на каждом этапе (суммы разные) и кончая более или менее стандартными сроками в стандартном далеке.

Предприниматель А отличается от многих коллег по несчастью тем, что его жена — Оля Романова. А Оля Романова очень хороший журналист. Она умеет писать. А также считать, думать, проводить собственное расследование. И у нее есть «яйца» — она обо всем говорит вслух. Оля Романова называет имена, даты, пароли и явки тех, кто «закрыл» ее мужа. Люди, которых она называет, игнорировали факты, закон и брали взятки. Она открыто говорит: когда, кто, сколько и как «брал». Она сказала об этом по телевизору. Она написала про эту историю книжку, под которой может стоять подпись не только ее и ее мужа, а многих и многих других сидельцев и их близких. «Бутырка» — страшная книга, потому что на месте ее двух героев действительно может оказаться каждый. Потому что карательная система бесконтрольна и вне закона. Потому что среди тех, кто в силу служебных обязанностей распоряжается судьбами людей, есть люди без тормозов. И их опасно много.

Вчера посмотрела информацию, выложенную в интернете, по делу Магнитского (его угробили те же следователи, кстати, которые вели и дело предпринимателя А). В видеоролике названы имена и фамилии сотрудников налоговой службы, расследованием деятельности которых занимался Магнитский. Там сказано, как и сколько они украли у государства, названы номера счетов, банки, номера трансакций, размер переводимых сумм, адреса бесчисленной недвижимости, закупленной на эти деньги, от Черногории до Дубая. Эти люди ограбили казну на миллиарды рублей. Находятся под следствием? Сидят? Нет, одна из главных героинь, бывший налоговик Ольга Степанова работает в «Рособоронпоставке» (!) у бывшего руководителя УФНС по Москве Надежды Ситниковой.

Все, что мы узнаем, мы узнаем не потому, что работают прокуратура и Следственный комитет, а потому, что у некоторых из посаженных и замученных есть такие жены, как Оля, и такие коллеги, как у Магнитского.

Зрелость и действенность правовой системы», говорите? Ну да…

Три года президент Медведев у власти. Президент, позиционировавший себя как юрист. За эти три года карательная система не только не реформирована, а стала реально опасной для жизни в стране. Она не справедлива, а губительна. В нее никто не верит. Она дискредитирована так, что люди ведут собственное следствие, не рассчитывая на тех, кому за это платят зарплаты. Но, даже когда они приносят на блюдечке тем самым «профессионалам» сделанную за них работу — все документы, бумажки, свидетельские показания, имена, счета, факты, — и тогда круговая порука «силовиков» херит это все вместе с жизнями и здоровьем людей.

Сегодня Оля Романова опубликовала «самую важную статью в своей жизни»: «Я шла к ней три года… И документально восстановила ход событий: как, кем и почем был посажен мой личный муж». Позднее я дам из нее цитату. Но перед этим два соображения.

Оля — журналист. У нее есть это преимущество перед другими женами сидельцев. Ее можно услышать, увидеть и прочитать. Если ее не слышат, то кого же слышат?

В этой колонке отразился информационный фон последних двух дней. Гораздо более мощный среди думающей публики, чем выступление Путина в Думе. Извините за каламбур. Потому что Путин не удивил ничем — ни риторикой, ни шуточками, ни смыслами. А от ролика «Каста неприкасаемых-3» сжимаются кулаки, как справедливо кто-то написал. В стране, где сидит под миллион плюс есть еще члены семьи, ни Олина история, ни история с Магнитским не оставляет людей (электорат, если угодно) равнодушными. В том числе и на таком фоне в интернете появился танцующий Медведев. Казалось бы, ну танцует человек. Не на мероприятии же фонда «Федерация», в конце концов. Танцующий президент мне лично куда симпатичнее, чем, например, стреляющий президент. В первый момент оторопела от количества недобрых комментариев. Ну тут-то чего? Потом подумала, что в комментариях к его танцам есть отражение реальности, которую не чувствует президент. И эта реальность формирует отношение в Медведеву. Не его реальность, не им созданная, но им не разрушенная и очевидно ему не подконтрольная. Он остается президентом путинской России. И, когда ему настойчиво предлагали прекратить росчерком пера доведенную до полного маразма историю с Ходорковским и Лебедевым, ему, в сущности, предлагали начать создавать медведевскую реальность, выйти из чужой тени и вспомнить о данных им — чуть было не сказала «на Библии» — обещаниях.

До тех пор пока Медведев украшает собой и прикрывает чужое зло, он слаб и над ним будут издеваться. По любому поводу. Даже если он просто танцует. Три года во власти — это уже период всяческой зрелости. Хочется каких-то взрослых мужских жестов, не скрою.

Прочтите «Бутырку», господин президент! Это ваша епархия — это о праве. Вернее, о том, во что оно превратилось в подведомственной вам стране, в том числе и в период вашего правления. Почитайте о том, о чем вам не расскажут на совещаниях. Загляните туда, куда президенты не ходят. А зря.

Я процитирую концовку Олиной статьи, которая шире одной конкретной истории. И не могу этого не сделать, потому что у меня такое ощущение, что если мы, ее коллеги, общими усилиями не докричимся до тех, до кого она не может докричаться, то пора тушить свет и завязывать с этой профессией.

«Когда полный пакет доказательств о фальсификации дела был собран, нам везде было отказано в их рассмотрении — и в Генпрокуратуре, и в Следственном комитете. Без каких бы то ни было проверок и запроса дела из архива. Мотивировка — наличие приговора. Сразу после вынесения приговора наш судья Олег Гайдар получил повышение по службе. Я не могу утверждать, что это было платой за приговор, но могу твердо сказать, что судья знал о фальсификации, иначе потребовал бы подлинники или экспертизы, не говоря уже о допросе людей, чьи подписи якобы где-то там стоят в какой-то копии неизвестно чего.

Господа Чайка и Бастрыкин, мне все равно, что у вас между собой случилось и почему вы так заняты исключительно подмосковными казино. Мы много раз заявляли вам о совершении преступления, которое повлекло тяжкие последствия. Тысячи людей, чья жизнь оказалась переломана, делают это. Ни вы, ни ваши подчиненные не реагируют. Стало быть, обложившись документами, я могу смело заявить: либо вы не выполняете своих обязанностей, либо вы крышуете преступников. Из-за этого в тюрьмах гибнут люди, из-за этого не прекращается поток заказов на предпринимателей, из-за этого убийства вешают не на убийц, а на тех, кто слабее».