Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Историческое равенство

10.06.2010, 11:34

Венгрия вынесла свой приговор собственному коммунистическому прошлому. Тамошние законодатели приравняли коммунизм к нацизму. Они внесли дополнение в уголовный кодекс, в соответствии с которым публичное отрицание преступлений венгерского коммунистического режима становится уголовно наказуемым (буквально могут посадить). До сих пор по закону страны наказуемым было отрицание преступлений нацизма. Поправка инициирована пришедшими к власти венгерскими «правыми» и одобрена большинством депутатов: 253 за, 61 против и 45 воздержались. Оговорюсь сразу, что текст закона мне найти не удалось. Могу опираться только на перевод информации на русский и английский.

Идея не новая. И совсем не только в Венгрии. Не помню только, чтобы где-то еще она была оформлена в виде статьи углового кодекса, нарушение которой влечет наказание. Если ошибаюсь — поправьте.

Эта идея все время возникает то в академических, то в политических кругах. В 1997 году во Франции вышла «Черная книга коммунизма», авторы которой, ученые, утверждали, что разницы между двумя «измами» в сущности нет. Они насчитали по миру 100 миллионов жертв коммунизма, что несколько превышает, боюсь, количество жертв нацизма.

В 2006 году осудить преступления «тоталитарных коммунистических режимов» предложила ПАСЕ. В прошлом году этот же вопрос поднимался на парламентской ассамблее ОБСЕ. В резолюции напоминалось, что европейские страны пострадали от двух зол — нацизма и сталинизма, так что надо учредить день памяти жертв этих самых режимов непосредственно в день подписания пакта Молотова — Риббентропа, то есть 23 августа. Насколько я помню, примерно в этом же ключе вопрос ставился в Польше, Литве, на Украине.

В то же время есть и вполне компетентные голоса против. Например, глава Центра изучения преступлений нацизма имени Симона Визенталя как-то сказал: «Некоторые политики в Восточной Европе пытаются переписать историю Второй мировой войны и уравнять нацизм и коммунизм. Это очевидное искажение истории, причем довольно опасное».

Но вот факт налицо. Одна страна Восточной Европы законодательно зацементировала эту позицию: оба режима одинаково преступны. В Венгрии. Они как бы только о себе. Им, кстати, про оба режима все отлично известно по собственному опыту. Но в общем, если учесть, что в ночь на 24 октября 1956 года для подавления венгерского восстания в Будапешт были введены около 6000 военнослужащих Советской армии, 290 танков, 120 бэтээров, 156 орудий, а 4 ноября подтянулся Жуков с новыми воинскими частями, то все же это решение венгерских парламентариев имеет некоторое международное звучание. У этой истории есть некоторое количество жертв установления тоталитарного советского порядка на венгерской территории — более двух с половиной тысяч погибших и порядка двух тысяч раненых венгров. По официальной данным.

Я не знаю, перевернется ли мир от такого решения венгров. Я не знаю, станет ли это решение прецедентом, который потянет за собой цепочку решений парламентов других пострадавших не только от нацизма, но и от коммунизма стран.

Давайте о себе. Я считаю, что Сталин сделал со своим народом то же, что Гитлер сделал с народами, которые ему не импонировали. Причем Сталин погубил большее количество своих сограждан. Я совсем не против, чтобы за воспевание Сталина как минимум штрафовали. А еще лучше пусть отправляют в лагерь. Вообще можно сконструировать такой игрушечный ГУЛАГ для сталинистов, в точности воспроизвести все условия сталинского времени и всех воспевателей вождя в обязательном порядке отправлять туда недели на две. И кормить так же, как тогда, и работать заставлять так же, как тогда. Пусть оттянутся ребята.

Я считаю, что никто так не пострадал от коммунизма, как Советский Союз. И я считаю, что никому победа над нацизмом не далась такой ценой, как советскому народу. Советский народ заплатил двойную цену — коммунистам и нацистам. Своим и врагу. И я не знаю, что страшнее.

Пусть каждый народ разбирается со своей историей по своему усмотрению. Хотя коммунистическая история самым печальным образом объединяет нас с Восточной Европой. И я бы предпочла международный трибунал для коммунистического режима. Не только для сталинского, как вы понимаете, а и для более позднего.

Венгры имеют право на свое решение. Рано или поздно мы тоже разберемся с собственной коммунистической историей — и досталинской, и сталинской, и послесталинской. Мы оплачем наши жертвы. Назовем их поименно. Назовем палачей и убийц. Откажемся от этого гимна, в каждой ноте которого тени погибших предков. Сделаем такое печальное место, куда можно будет повести детей и показать, что случилось с их прадедушками и прабабушками и почему так больше никогда не должно быть. Это будет дико печальный музей. Кстати, венгры сделали музей террора буквально на своей бывшей Лубянке. Причем это музей в том числе и нацистского террора, не только советского. Они как бы объединили все свои жертвы в этом месте, все свои потери, и все свои ошибки.

И у нас это будет. Но, скорее всего, это произойдет тогда, когда от власти в стране отойдут (хотелось бы верить, навсегда) бывшие сотрудники КГБ СССР, для которых открытие архивов, документально доказывающих преступления режима, до сих пор, похоже, приравнивается к предательству корпоративных интересов. И которым до сих пор с полным основанием задают вопрос про живиальность культа личности в стране возрожденного сталинского гимна и непобежденного коммунистического прошлого.

Один мой знакомый, живущий в Будапеште, совершенно искренне удивился, когда я спросила его про решение венгерского парламента. Ему казалось, что это уже давным-давно все приняли по поводу преступлений коммунистического режима. Я сказала, что новость, возможно, в том, что теперь за отрицание этих преступлений могут и посадить. Он задумался, а потом засмеялся: «Да некого будет сажать. Тут как-то нет фанов того режима. И с символикой давно расстались, корректно и без боли».