Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вопросы Дмитрию Медведеву

21.02.2008, 10:03

В какой-то заметке трогательно описывалось, как господин Медведев отлично справляется с компьютером. Последние дни я только и слышу, что он очень «современный парень». Давайте представим себе, что по утрам или по вечерам этот современный будущий президент России, как и многие из вас, дорогие читатели, хотя бы раз в день прилипает к компьютеру не для того только, чтобы поиграть в «Другую жизнь». Давайте предположим, что он читает, что там пишут, что он интересуется дискуссиями, что он, наконец, любопытствует, как к нему лично относится так называемое интернет-сообщество, являющееся частью электората. Если это так, то он примерно понимает, на каком информационном фоне проходит так называемая избирательная кампания, в которой он является фаворитом. Эта информационная картинка в интернете шире и разнообразнее той, которую он же может увидеть по официальному ТВ. И дополняет ту, которую он может прочитать в газетах или в «нарезке» — зависит от того, что он предпочитает. Вот французский президент, к примеру, встает и включает французский канал круглосуточных новостей (ему не надо за правдой лезть в интернет), что в последние недели только гарантирует ему плохое настроение с самого утра: рейтинг падает, раздражение избирателей растет, им плевать на его медовый месяц, они хотят, чтобы он отвечал за обещания, обеспечившие ему победу на выборах. Короче, бедолаге Саркози достается по полной программе, но он включает каждое утро этот проклятый телек, а потом за завтраком еще и прочитывает газеты. И, полагаю, круассан застревает в горле. Но он не может себе позволить не интересоваться информационным фоном, если не хочет проиграть страну. Так уж это работает в старых демократиях.

Так вот, мне интересно, как это работает в случае с нашим кандидатом в президенты — 42-летним современным молодым человеком, который хочет на корпоративной вечеринке послушать живьем группу Deep Purple вопреки обострению отношений между Россией и Великобританией, к которой эта группа имеет самое непосредственное отношение. Что читает господин Медведев в интернете? И что слышит он в песнях Deep Purple?

Например, слышит ли он слова одной из их песен: «There is a better way of life and it's not so hard to find/ If you live and let the people in your world speak its mind»? Или, к примеру, в их же исполнении слова «love is the world and it can be heard»? И вот, представим себе, под любимые песни этой группы, которые наряду с музыкой имеют все же еще и текст, он, например, включает компьютер и читает в интернете, что в стране, которую он собирается возглавить, считается нормальной практикой приковывать наручниками к больничной койке не маньяков-убийц, и вообще не убийц, и даже не хулиганов или насильников, а смертельно больного юриста, не совершившего насильственного преступления. Ну, хотя бы как юристу, господину Медведеву должна же быть интересна история с Алексаняном, правда? Или, вы думаете, он ее «пролистывает» как неинтересную?

Мне очень интересно, как относится юрист Медведев к судьбе своего коллеги. Мне очень интересно, как относится кандидат в президенты к распространенной в стране, которую он намерен возглавить, практике приковывания наручникам к кровати больного не осужденного человека вообще и смертельно больного юриста крупнейшей в прошлом компании страны, в частности? Мне дико интересно, считает ли юрист — будущий президент, что между маньяком типа Чикатило и юристом типа Алексаняна нет никакой разницы, поэтому обоих можно сажать в клетку? Меня живо волнует, как «современный парень» относится к средневековым замашкам пенитенциарной системы страны, за которую готов взять на себя ответственность?

И, конечно, меня волнует, понимает ли Дмитрий Анатольевич Медведев, что не только подобострастные улыбки его поклонников и организованные предвыборным штабом гладкие интервью, но и история с Алексаняном, как и история с Британским советом, как и отказ наблюдателей ОБСЕ осенить своим присутствием его выборы, является для всех незашоренных современных российских избирателей, пользующихся, как и он, интернетом, информационным фоном его избирательной кампании. Более того, поскольку на Западе об Алексаняне пишут и говорят все каналы и все газеты, а история с Британским советом имеет диаметрально противоположную трактовку, чем та, которую преподносят официальные российские СМИ и, увы, сам кандидат в президенты, то представление о будущем президенте уже сейчас никак не совмещается с тем образом современного продвинутого человека нового поколения, который пытаются «продать» Западу.

Я понимаю, что плевать пиарщикам на Запад, но почему-то же все равно там как-то пытаются представить будущего президента. Значит, не вполне плевать? Я понимаю, что плевать на нормальных современных людей, предпочитающих получать нормальную, не искаженную (пока) информацию из интернета, потому что это меньшая часть электората. Я понимаю, что ни эта меньшая часть, ни Запад никак не влияют на конечный итог — приход господина Медведева к власти в России. Я понимаю, но очень хочется все же узнать, присуще ли будущему президенту, например, элементарное чувство сострадания. Испытывает ли он неловкость, чтобы не сказать стыд, как я, например, от всего того, что с упорством палачей творят с умирающим человеком? Мне это важно знать, потому что человек, садящийся в кресло президента, берет на себя ответственность за 150 миллионов своих сограждан, в том числе, кстати, за Алексаняна, а не только за приток инвестиций и строительство трубопроводов. Я хочу понять, если господин Медведев вспомнил даже об алиментах, но не упоминает о явном издевательстве над людьми в местах заключения и, в частности, о вопиющей ситуации со своим бывшим коллегой, о которой говорит весь мир, то это потому что он не хочет, почему-то не может, или ему все равно, или он считает, что все правильно. Согласитесь, что его ответ на эти вопросы может сказать очень многое о человеке, который хочет стать нашим с вами президентом лет, я так думаю, на восемь.