Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Жизнь впереди

13.09.2007, 10:40

Путин, в сущности, повторил ситуацию со сменой правительства Касьянова на правительство Фрадкова. То есть схема суверенной российской демократии, когда правительство назначается до, а не после президентских выборов, стала рабочей. Отличие в деталях, но, говорят, и дьявол в них же, так что они заслуживают внимания.

Реклама

1.Касьянова отправили в отставку накануне президентских, а не парламентских выборов – в феврале 2004 года.

2.Касьянова заменили на неделю Виктором Христенко и лишь потом президент внес кандидатуру Михаила Фрадкова.

3.В марте 2004 года Путин шел на выборы в качестве кандидата и объяснял смену правительства необходимостью показать избирателям, с каким реформаторскимправительством он собирается работать.

Сейчас ситуация несколько иная. До парламентских выборов – два с лишним месяца, до президентских – полгода. И Путин, вроде бы, собирается уходить. Тогда с какой стати уходящий президент назначает и формирует новое правительство? При чем здесь вообще он, если в стране будет новый президент, как настойчиво нас уверяют. То есть старый президент формирует новому президенту его, нового президента, правительство? Я понимаю, что звучит смешно, но, видимо, это так. В противном случае, совершенно не понятно, о какой политической мотивации принятого решения идет речь,если правительство Фрадкова, как признался сам Фрадков, «встроено в процесс». Уже встроены ребята, чего их менять на переправе?

Переправы просто нет и не будет. Будет непрерывный последовательный процесс, в котором роли каждого из игроков уже определены и остается только убедительно эти роли сыграть. То есть этот несчастный клон, который придет на смену нынешнему президенту, если придет, даже правительства сам формировать не будет. Ему уже все сфомировали, слова написали, список участников процесса составили – остается только выполнять указания, если я правильно понимаю. А если не правильно понимаю, то где логика в происходящем?

Парламент и правительство в нынешние времена связывает только одно – формальная процедура одобрения нового премьера. Что, есть какой-то риск, что новый парламент будет менее послушным, чем прежний, и при буквальном повторении ситуации со сменой правительства по типу 2004 года, то есть непосредственно перед президентскими выборами, возьмет и не одобрит нового премьера? Риск нулевой. Правда, есть одно обстоятельство – парламент в таком случае не может быть распущен в течение года после избрания. Кстати, и сейчас, если не ошибаюсь, он не может быть распущен — за полгода до истечения сроков полномочия действующего президента. Если считать сроком истечения полномочий 5 марта, день президентских выборов, то мы уже вошли в эту запретную зону. Таким образом теоретические риски до и после парламентских выборов схожи, а практически никаких рисков нет вовсе.

Предположить, что новое правительство назначили лишь на несколько ближайших месяцев до президентских выборов не позволяет здравый смысл. Это выглядело бы верхом идиотизма. Значит, это правительство на какое-то время и после президентских выборов, и оно будет сформировано Владимиром Путиным. Формально оно уйдет в отставку после президентских выборов в марте и будет снова переназначено новым президентом. Может быть, это такой способ успокоить избирателей? Типа, все было, есть и будет под контролем Путина. Может быть, это сигнал аналогичного содержания элитам. Не исключаю, что и выбор нового премьера — в рамках той же сигнально системы. Главный финразведчик страны, знающий все про все финансовые потоки, в роли премьера – остроумное решение на период выборов. В этот период бесстрастным остается в нашей стране только рядовые избиратели, за которых уже все решили. Не рядовые избиратели в это славное время гребут, пилят, выводят, пытаются приумножить или, по крайней мере, не потерять, приобрести или по крайней мере спасти приобретенное. Эти лихорадочные движения то и дело прорываются из-под ковра на поверхность и портят, если честно, благостный пейзаж дивного застоя, в который не без удовольствия погружена страна. Господин финразведчик Зубков, вроде бы сам не пиливший, к тому очень человек Путина, весьма подходящая фигура на период закулисных околовыборных страстей. Преимуществом господина Зубкова является и его возраст – всегда есть повод поблагодарить пенсионера за ударный труд, вручить награду и отправить на заслуженный отпуск. Хотя бы эту привилегию можно все же оставить будущему президенту, если таковой планируется, чтобы он не выглядел уж полной марионеткой после собственной так называемой победы на так называемых выборах. А с другой стороны, можно и не трогать человека – в конце-концов, период после выборов иногда оказывается еще более напряженным во всех отношениях, чем период до выборов.

Вы, наверное, заметили, что я не считаю Зубкова кандидатом на президентское кресло, хотя отработанная в России схема – сначала премьер, потом он же президент. Впрочем, он не плешивый, что сохраняет интригу в любимой русской игре – лысого в Кремле должен сменить волосатый. И все же премьеру, скорее всего, не быть президентом, разве что уж совсем техническим – чтобы дать возможность Путину сходить в отпуск и вернуться. Но мне всегда такая версия будущего казалась слишком искусственной.

Происходящее странным образом указывает на то, что парламентским выборам отведена еще какая-то роль, о которой я, во всяком случае, не догадывалась. Возможно, возвращение к советским истокам построения власти у ребят, которые сегодня правят страной, имеет более глубинный замысел, чем казалось. Может быть, если не генсек, то президент от партии, лучше всего единственной (по крайней мере, де факто, если не де юре), – и есть задумка. И в этом случае стоит последить за первой тройкой «Едра» и поискать там соискателя на роль президента. А может быть, вообще решили объединить президентские выборы с парламентскими? В таком случае схема 2007 более напоминает схему 2004.

Но в сущности, так ли уж все это важно? Положите руку куда следует и скажите мне: так ли уж это важно, кто именно и какое именно место займет после всех выборов, если все фьючерсные назначения производит Владимир Путин. А если их производит Владимир Путин, то производит он их под себя, даже если под Иванова, Петрова или Сидорова. В противном случае не стоило бы трогать по крайней мере безусловные прерогативы сменьщика. Как бы ни развивались события дальше, кто бы как ни назывался, кто бы какую должность ни занимал, никуда не уйти и не спрятаться от факта, что все, что делает Путин в последнее время, он делает так, как будто у него впереди жизнь во власти. Если бы какому-то другому человеку предстояло серьезно войти во власть через полгода, даже будучи селекционированным сверху, унизительное для него назначение ему нового правительства было бы просто нереальным. Это невозможное ноу-хау, к тому же свидетельствующее о том, что власть окончательно уверила себя, что никакого общества, не говоря уже о гражданском, в стране нет. Никто ничего не стесняется, никто даже не пытается прикрыть рукой рот, когда зевает. У меня все время складывается впечатление, что надо мной издеваются и говорят: Засунь свои хорошие манеры знаешь куда! От меня как от избирателя даже не пытаются скрыть, что не только выборов больше нет, но нет уже даже и необходимости втюхивать мне, что избирателю отведена какая-то роль. Наоборот, всячески подчеркивается, что предстоящие выборы – фарс, расклад сил в будущем парламенте уже определен, будущий президент, если его так можно назвать, — просто марионетка, а избиратели – вот такой оркестр, без которого функция дирижера просто теряет смысл.