Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пропрезидентский заговор

29.11.2006, 19:10
НАТАЛИЯ ГЕВОРКЯН

Россия попала в негативное поле. Пристегните ремни, мы входим в зону турбулентности.

Россия попала в негативное поле. Пристегните ремни, мы входим в зону турбулентности.

Давно не помню такой концентрации в единицу времени негативной информации, касающейся России или россиян. Отсчет, скорее всего, стоит вести от убийства Анны Политковской и начала антигрузинской кампании. Во всяком случае, с точки зрения внешних наблюдателей, которые выводили эти печальные «news» в первые строки информационных выпусков мировых СМИ. Я бы сказала, что отсчет стоит вести от событий в Кондопоге, до которых вероятность межэтнических столкновений в России была теоретической, поведение местных властей в подобной ситуации гипотетическим, а наличие серьезных организованных националистических структур сомнительным. Тест прошел удачно: столкновения могут начаться легко – например, по пьяни, местные власти с этим справиться не могут, организованные структуры есть и готовы появиться в нужное время в нужном месте. Дальше мир заговорил о «русском марше», о том, насколько российские власти контролируют или управляют националистами, позднее все это соединилось с антигрузинскими чистками и стало попахивать расизмом. Еще один вывод, который неминуемо напрашивался сам собой, – хваленая путинская стабильность, краеугольный камень его правления: миф или реальность?

Негативные события следовали одно за другим практически без передышки. Реакция Путина на гибель Политковской – мировые СМИ единодушно вздрогнули. А вместе с ними и мировое общественное мнение, а вместе с ним и мировые лидеры. Отказ госпожи Меркель от энергетической «взятки» и на этом фоне консолидация позиции ЕС в энергетическом диалоге с Россией. Результат – диалога не получается, второй саммит заканчивается ничем. Хорошо известно, что на неудачи, как и на неудобные вопросы, российский президент реагирует одинаково – он срывается, плохо себя контролирует, огрызается, наезжает по принципу «сам дурак». На западных лидеров это действует отталкивающе. Как сказал бы господин Белковский, одиночество Путина в клубе мировых лидеров усугубляется.

Страшная смерть Литвиненко вернула к жизни аббревиатуру КГБ, и только ленивый не вспомнил, что Россией сегодня правят выходцы из КГБ. Это произошло автоматически. История с Литвиненко остается в новостных топах и останется до тех пор, пока идет расследование. Кто бы ни стоял за этой историей, расчет точный: эта история не из числа тех, о которых «завтра забудут». Этот фон будет сопровождать российского лидера, даже если он сто раз не причастен к случившемуся. Тони Блэр гарантировал, что нет таких политических или дипломатических барьеров, которые могли бы помешать самому тщательному расследованию.

Буквально тут же, 24 ноября, в Ирландии попадает в больницу Егор Гайдар. Признаки отравления «после легкого завтрака». Что же такое съел автор книги о гибели российской империи, не оставивший камня на камне от хваленой вертикали власти и надежд на светлое будущее нашей нефтегазовой корпорации? От чего он потерял сознание на три часа, что вызвало кровотечение? Как сказала одна моя подруга и давняя знакомая Егора Гайдара: «Ты знаешь в чем парадокс? В том, что мы молимся, чтобы это было просто отравление. Понимаешь, просто болезнь, а не этот кошмар…». Очень хорошо понимаю. И тоже надеюсь. Сегодня новость об отравлении Гайдара висит в топах всех сайтов всех мировых СМИ.

Как и известие о том, что Владимир Путин не полетит в Ригу на саммит НАТО. А собирался. Как бы ни обставляла это событие президентская пресс-служба, совершенно понятно, что перед Владимиром Путиным просто закрыли дверь. И единственный президент, который готов был открыть щелку в этой двери – Жак Ширак, уходящий с политической сцены буквально через пять месяцев. Наоборот, двери открываются Украине и Грузии. Плюс НАТО настаивает на рисках чрезмерной энергозависимости своих членов от России.

Американская «Уолл Стрит Джорнал» пишет сегодня о том, что Россию пора причислить к врагам Америки. Еще недавно подобное предложение показалось бы абсурдным. Но накапливаемый негатив трансформируется в нежелание Запада и дальше закрывать глаза на то, что, собственно, и вчера вызывало опасения. Просто этот негатив разрушает политические и дипломатические барьеры, если вернуться к словам Блэра. Неэстетичную позу, которую заняла Россия, пытаясь усидеть на двух стульях между Востоком и Западом, перестали тактично не замечать. Ее показывают теперь крупным планом. Нельзя надеяться залететь в Ригу пообедать с мировыми лидерами и одновременно продавать оружие Ирану и Венесуэле. Нельзя делать вид, что не знаешь, как могут быть использованы ядерные отходы от мирной атомной станции в стране, выстраивающей свою ядерную программу. То есть еще два месяца назад было можно, а теперь стало нельзя. За эти месяцы произошло то, что перечислено выше.

Накапливаемый негатив стремительно выталкивает Россию и ее президента в маргинальную зону, где как-то уже обустроилась Белоруссия во главе с Лукашенко. При этом считается, видимо, что бизнесу ничего не грозит, потому что куда же денется мир без наших нефти и газа. Из зоны риска, коей Россия считается до сих пор, она снова превращается в страну, которая представляет опасность для окружающих. Таким был СССР, что не мешало экспорту нефти.

Отношение к России кардинально меняется у нас на глазах. И даже, как ни странно, несчастье с Керимовым добавляет к негативу, потому что эти гонки на «Феррари» российский миллиардер и по совместительству депутат парламента устроил не на Рублево-Успенском шоссе, а в Ницце, где главные – пешеходы, а не сумасшедшие богачи за рулем. К тому же в свете всех последних событий иностранные СМИ, уверена, быстрее наших исследуют все связи Керимова, в том числе околокремлевские, и будут с большим вниманием следить за ходом расследования и выводами следствия.

Особенность этой негативной зоны, в которой мы оказались, состоит в том, что наблюдатели уже настроены на дальнейшие плохие новости, связанные с Россией. Они опасаются, что будут еще жертвы, что это все не случайно. Я считаю, что турбулентность закончится тогда, когда Владимир Путин объявит, что остается на третий срок. Именно на это работает весь негатив, потому что он подсказывает президенту, который и хотел бы, возможно, сохранить приличия, что иного выхода у него нет. У него нет выхода, потому что перед ним уже закрывают двери, потому что с ним уже не хотят договариваться, потому что его все равно мучают вопросами по поводу смертей и убийств, потому что у него скоро не останется ни одного «друга» среди лидеров, а новые с ним никогда и не дружили. Источник турбулентности стоит искать среди тех, кому не выгоден уход Путина с поста президента. А он не выгоден тем, кто конвертировал власть в бизнес и для кого смена лидера и правил игры чревата серьезными финансовыми потерями. Напомню, кстати, что и ряд иностранных финансовых аналитиков, и некоторые иностранные лидеры недвусмысленно давали понять, что в таком развитии событий нет ничего страшного. Обиженный и раздраженный, Владимир Путин вполне может пойти на третий срок, и страна его поддержит. Те, кто моделирует сегодня ситуацию, отлично знают характер президента. Я бы сказала, что происходит своеобразный заговор, цель которого в создании условий, исключающих уход Путина от президентской власти. Дальнейшие события будут зависеть от того, насколько правильны расчеты тех, кто очень профессионально и абсолютно цинично моделирует ситуацию.