Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Депутат, приближенный к идеалу

19.03.2013, 10:35

Глеб Черкасов о том, какой будет Дума нового созыва

Биография прозрачней родниковой воды. Никаких материальных излишеств, скорее скромный достаток. Отсутствие вредных привычек и сомнительных хобби, напротив — спорт, здоровье, патриотизм. Лишнего не говорит, аккаунты в социальных сетях доверены аккуратным помощникам. Таким может оказаться идеальный депутат следующего призыва.

Поймать его не за что, да и незачем. В этом должно состоять главное отличие депутата будущего от депутата прошлого. Это идеал, к которому можно только стремиться. Однако именно такой депутат нужен для Думы следующего созыва.

Когда-то депутатский корпус должен был быть приведен в соответствие с ролью парламента в системе принятия решений. Точнее, отсутствия какой либо существенной роли. Вот уже почти 10 лет, как от Думы практически ничего не зависит. И до того, как «Единая Россия» получила в нижней палате конституционное большинство, у депутатов было немного возможностей повлиять на ситуацию. После 2004 года Дума постепенно, но неуклонно превращалась в принтер, готовый отпечатать то что нужно. Пусть даже это противоречит тому, что было напечатано за некоторое время до того.

И вместе с тем депутатский корпус был устроен сложнее, чем отведенная ему функция. Политическое многообразие осталось в прошлом, но в Думу все равно приходили люди из самых разных страт общества. Бизнесмены, карьеристы, бывшие федеральные и региональные руководители разного ранга, политические активисты, некоторые оставшиеся с прошлых времен профессиональные депутаты — все они оставались на Охотном Ряду. О политической нелояльности, как правило, не могло быть и речи, но лоббистские интересы оставались.

Можно приучить депутата иметь в кармане нужный партбилет, но куда труднее заставить отказаться от лоббистских интересов. Или от попыток решить какие-то частные вопросы.

В том числе за счет попыток оказаться бо́льшим сторонниками власти, чем сама власть.

Перефразируя пословицу, слишком ретивый сторонник куда опаснее, чем противник. Легко и просто нейтрализовать оппозицию, куда тяжелее, чем «твердого искровца», перемежающего славицы в адрес президента и правительства с причудливыми, а чаще не совсем своевременными инициативами. Суть выстроенной системы власти в том, что правильная инициатива может исходить только из одного источника, не суть важно, кто и как ее оглашает.

В нынешнем человеческом многообразии парламента нет политической угрозы, но есть идеологическая и технологическая несообразность. Слишком много ненужных слов, слишком часты проговорки и лишние комментарии. Именно поэтому и понадобятся депутаты нового типа.

Не то чтобы они будут опасаться пойти против линии партии (как бы она ни называлась к тому времени) или нести отсебятину. Для людей этого призыва подобное поведение станет невозможно по определению. Другое происхождение. Предшествующие поколения пробивались в депутаты, этих выберут для того, чтобы они смогли заместить соответствующие должности. А поскольку возвращать Думе даже некогда присущие ей возможности никто не собирается, новое поколение парламентариев обязано скорее представительствовать и голосовать, нежели вчитываться в распечатки. А чтобы с новыми людьми не случалось скандалов, отбор будет строгим и бескомпромиссным. Запрет для кандидатов в депутаты иметь заграничную собственность предполагает, что тот, кто попал в кандидаты, уже депутат. Поэтому все ненужное надо оставить позади, в докандидатской жизни. А лучше и не иметь отягощающих обстоятельств вовсе.

Бизнесменам и карьеристам станет совсем незачем рваться в парламент, потому что он перестанет быть местом для карьеры.

Не исключена и экономия бюджетных средств. Во многих региональных парламентах значительная часть депутатов работает не на постоянной основе. Всем проще. Рано или поздно и федеральный парламент сможет перейти на такой щадящий режим: три дня на то, чтобы голосовать, ходатайствовать и представительствовать, а потом по домам. Ну, может быть, еще по телевидению выступить.

Как оно и было в советские времена. К депутатам тогда было мало вопросов. Собственно, и имена их были не слишком хорошо известны.