Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Футбольное поле экспериментов

19.02.2013, 09:57

Глеб Черкасов о политической подоплеке объединенного чемпионата СНГ по футболу

В объединенном чемпионате, деятельным созданием которого в настоящее время заняты Алексей Миллер и Валерий Газзаев, пока нет ни спортивной, ни коммерческой составляющей. Конечно, сторонники проекта предполагают, что качество футбола будет куда выше, чем в чемпионатах России и Украины. Противники уверены в финансовой бесперспективности затеи и даже предполагают, что все придумано, чтобы обойти новые требования международных футбольных органов. Те, кто за объединенный чемпионат, видят заполненные солидными и законопослушными болельщиками трибуны новых, с иголочки, стадионов. Скептики интересуются сроками и, главное, ценой сдачи в эксплуатацию российских стадионов, а также задаются вопросом, куда денутся те, кто ходит на футбол теперь – эти люди перестали нравиться даже сенатору Фетисову.

Эти и другие вопросы – пока чистейшей воды домыслы. А на практике мы имеем дело с интереснейшей и во многом необычной аппаратно-политической битвой.

Считается, что проект объединенного чемпионата был придуман покровителем «Зенита» Миллером, потому что его не очень устраивал новый глава Российского футбольного союза Николай Толстых.

В этом с Миллером были солидарны руководители еще нескольких больших клубов. Поскольку Толстых и министр спорта Виталий Мутко на свои посты не из космоса приземлились, они стали обороняться. На помощь, в частности, был привлечен глава ФИФА Йозеф Блаттер, который строго указал на недопустимость объединенного чемпионата. Ему отвечает источник ИТАР-ТАСС в УЕФА, который высказывается в том духе, что все возможно. На стороне законных футбольных властей клуб «Терек» — это не просто вам один из участников премьер-лиги. Однако почти вся остальная премьер-лига на стороне проекта. Стороны еще не исчерпали своих аргументов до конца, но сражение уже нешуточное.

Обычно таким спорам не дают выйти на международный уровень. Их прекращают гораздо раньше. Появляется кто-то, облеченный властью, – возможно, даже Владимир Путин – и строго указывает, кто прав, а кто нет. После этого победившая сторона разливает шампанское, а проигравшая валокордин. Блаттер ругал проект объединенного чемпионата после разговора с президентом. Чем не сигнал? Однако, судя по тому, что Миллер идею не оставил, окончательного доказательства монаршей воли явлено не было. Война олигархов против правительства продолжается при полном и категорическом невмешательстве верховной власти, которой, казалось бы, до всего есть дело.

Может быть, мы имеем дело с испытанием новой политической модели?

Федеральная власть проверяет, как далеко может зайти конфликт при активном невмешательстве главного судьи (одновременно главного прокурора и, при необходимости, главного палача). Футбол — это не нефть и не газ, любые конфликты, связанные со спортом номер 1, не могут быть признаны существенными. Когда противостояние дойдет до совсем уж неприличий, тогда и притормозят. Может быть.

Не менее интересно и то, насколько успешно авторы проекта смогут торговать ностальгией. Идеологически идея объединенного чемпионата СНГ – напоминание о противостоянии московских и украинских клубов во времена чемпионата СССР. А если быть точнее, соперничество московского «Спартака» и киевского «Динамо». Такое не забывается. Но самым молодым очевидцам того футбола 35 лет. Более юная футбольная аудитория гораздо лучше осведомлена об испанском «классико» или о противостоянии лондонских и манчестерских клубов.

Способность переплавить воспоминания в актуальные эмоции – важная агитационная задача, решение которой актуально не только для футбола. Собственно, и на государственном уровне ностальгия должна стать основой для новой идеологии.

Поиск технологических решений проще всего проводить там, где есть возможность для ошибки. Футбол для этого подходит как нельзя лучше. Прекрасное поле для экспериментов.