Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Слишком много стаканов

19.06.2012, 11:46

Глеб Черкасов о тоне политической дискуссии

Когда практически ровно 17 лет назад лидер ЛДПР Владимир Жириновский плеснул соком в лицо нижегородскому губернатору Борису Немцову, он вряд ли осознавал, что совершает исторический поступок. В те времена Жириновский изо всех сил поддерживал репутацию самого главного политического скандалиста и не упускал случая проявить себя. Тем более с молодым перспективным политиком, которым тогда считался Борис Немцов. А прямыми эфирами и в те времена не разбрасывались.

С тех пор много чего выяснилось. Например, что сам Жириновский очень хорошо знает, с кем и насколько ссориться: где проскочит, а где и прилететь может. А также что

пережириновить Жириновского невозможно. Сама попытка совершить что-то подобное ни в коем случае не ведет к отъему голосов у лидера ЛДПР или хотя бы прибавлению своих.

У Владимира Жириновского впереди было еще немало подвигов подобного рода, да и плеснуть оппоненту водой в лицо ему как-то довелось прямо в зале пленарных заседаний Госдумы.

Однако именно эпизод с поливанием соком Немцова запомнился особо. Позволю себе предположить: во многом потому, что Борис Немцов попытался ответить тем же. Однако явно готовый к такому развитию событий Жириновский мастерски заблокировал действие противника. Получилось, что обе стороны готовы вести разговор на одном и том же языке, причем тот, кто меньше расположен к экстремальным действиям, подстраивается под более агрессивного соперника.

Стакан сока в прямом эфире задал традицию, отступать от которой не стали. А, наоборот, всячески развили. В этом-то и вся беда.

Сегодня люди, которые претендуют на симпатии избирателей, могут различаться по своим взглядам, однако почти никогда по стилю ведения дискуссии или обращения к людям. В этом смысле весь спектр у нас одного цвета, с легкими оттенками.

Доминирующий сегодня тип политика — это немного хамоватый и в меру сил брутальный парень, который как бы демонстрирует как бы готовность, если что, и в морду двинуть. Тон по отношению к окружающим у него слегка покровительственный, сленг — как у посетителя турагентства, который очень хочет задешево, но круто отдохнуть.

Если у такого политика есть шанс перейти на площадную ругань, он обязательно им воспользуется, даже если обстоятельства не очень и располагают. Иначе сочтут слабаком, который не может подобрать по случаю резкого выражения.

С ними вообще разговор отдельный. Лет 12 назад, когда Владимир Путин добавил в политический лексикон немного аромата ленинградского двора, это казалось чем-то необычным (дебютом принято считать знаменитое «замочим в сортире», меньше помнят, что в тот момент будущий президент, премьер и снова президент оговорился «вы уж извините», потом он уже не извинялся). С тех пор и его соратники, и его противники без устали тащили со своих дворов все что только можно. Букет оттого стал совсем изумительный. Ругаться по-настоящему при этом не научились, так, просто поругиваются.

Активное проникновение интернета и социальных сетей в нашу жизнь обстановку, мягко говоря, не оздоровило. Возможность анонимно послать оппонента или лаять его, находясь на некотором удалении, позволило раскрыться многим полемическим талантам. Сетевые стилистические находки активно используются уже и в реальной жизни.

В споре простого и сложного побеждает простой, так теперь принято. Поэтому сложный старается косить под простого и проигрывает дважды: один раз по очкам, второй — теряя стиль.

Считается, что проще проигрывать, чем нарушать традицию.

Политика не место для слишком умных дискуссий, так уж у нас теперь решено. Кто это правило нарушит, тот и победит.