Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Наше возможное завтра

06.10.2009, 10:49

«Наших» сравнивают с хунвейбинами? Напрасно. И очень несправедливо по отношению к «Нашим». Им то ли льстят, то ли облыжно обвиняют. Те, кого сегодня называют этим словом, — пока только не слишком удавшаяся копия совсем чужого пейзажа. Предтечи грядущей бури, и не более того.

Сегодняшние «Наши» пока сами себя стесняются. Даже самые наглые из них испытывают видимое невооруженным глазом неудобство от собственных слов и поступков. Задорная сурковская молодежь иногда ведет себя отмороженно, но настоящими отморозками этих ребят назвать еще нельзя именно из-за некоторого смущения в глазах. Общественная работа для них — это всего лишь часть жизни, но не вся жизнь. Ничего не слышно о «нашистах», которые бросили учебу или работу ради борьбы.

Чтобы в нашей стране появились настоящие хунвейбины, необходимо сначала вырастить пару тщательно выпоротых поколений. Подготовка настоящего борца начинается в семье. Хунвейбины — они не сами по себе, у них есть отцы и старшие братья. На плечи которых и должна лечь основная тяжесть воспитания настоящих борцов со всем неправильным и вредоносным.

Отцы и старшие братья хунвейбинов сначала будут безропотно и даже с некоторым восторгом носить портреты вождей. А потом научатся швырять эти портреты в грязь, проклиная слова и деяния павших вождей, которые совсем недавно они прославляли. Вождь может быть только один.

Репрессии должны стать нормой жизни, привычным элементом решения внутриполитических конфликтов. Люди, разошедшиеся с линией партии, должны восприниматься в массовом сознании как безусловные враги. Разговор с которыми возможен только в формате зачтения приговора.

И только после этого появятся по-настоящему задорные сорванцы, которые обвинят в преступлениях против государства не только портреты, но и тех, кто к ним прикасался. Отцы – не отцы, братья — не братья. Есть единственно верное учение, и оно важнее всего прочего и всех прочих.

Настоящий хунвейбин не будет разговаривать с чуждым журналистом, пытаясь объяснить ему логику своих действий. Логику не объясняют, ее декламируют.

А с тем, кто декламацию слушать не желает или пытается ей возразить, разговор простой — цитатником по башке.

Настоящий борец не должен ничего стесняться и обязан ни в чем не сомневаться. Хунвейбин не признает авторитетов и не считается с былыми заслугами. Он призван на первый план, чтобы сбрасывать с корабля современности все, что мешает плыть. А при необходимости – пустить этот корабль на дно (до этого, правда, дело не дошло).

Те – китайские хунвейбины – боролись не только и не столько с врагами партии. Они по призыву сверху объявили войну легендам партии, тем, кто создавал государство, в котором эта задорная молодежь выросла. Просто в определенный момент легенды были объявлены ненужным текстом в поэме революции, а хунвейбинов назначили ластиками.

Они исправно выполнили свой долг.

Так вот, до настоящих хунвейбинов нашей стране еще очень далеко (хотя это как посмотреть). Не созрело пока еще ни одного условия для того, чтобы задорная молодежь пошла сметать врагов революции (или модернизации) направо и налево. Собственно говоря, даже еще и портреты толком носить не начали. Настоящие хунвейбины еще в детский сад ходят, ну или в начальные классы школы.

Однако русские медленно запрягают, но быстро ездят. Сколь продолжительной ни была бы работа по созданию условий для появления хунвейбинов отечественного образца, результаты наверняка будут масштабными и запомнятся многим. И прежде всего отцам и старшим братьям. В силах которых, впрочем, найти для пока еще подрастающего поколения другое применение, да и самим себя вести по-другому.

Портреты не таскать, что ли.