Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Онищенко не подведет

18.08.2009, 10:21

Шофер нашей археологической экспедиции объявил забастовку. Ему перестала нравиться изначально оговоренная сумма, и он потребовал увеличить ее вдвое. От услуг этого водителя пришлось отказаться, а нового человека найти оказалось непросто. Не потому, что нет машин или люди, их имеющие, так уж перегружены работой. Просто здесь, на русском курортном юге, местные жители немного золотоискатели. Лето — это река, а отдыхающие и их деньги — драгоценный песок. Изъять его — главная задача. Что будет потом — не очень важно. Никуда отдыхающие не денутся, все равно будут приезжать и платить. И, возможно, даже вдвое больше изначально оговоренного.

25 лет назад курортное золото шло в лотки лучше и гуще. Тогда у советского человека, возжелавшего солнца и витаминов, альтернатив, в общем, не было. С тех пор золотоносная река, к радости турецких, египетских и прочих курортов, несколько обмелела. Изменилось не только количество, но и качество отдыхающих. Люди, готовые швырять деньги просто так, скорее поедут в заморский отель к комфорту и обустроенности. Те, кого судьба заносит на наш юг, копейку считать умеют. А драйва в этом деле у них ничуть не меньше, чем у коренных жителей курортного юга.

Это отдых для бедных и, в общем, ни на что большее не претендует. Побережье усеяно базами отдыха с ласкающими слух ностальгическими названиями «Ромашка» и «Уголек». С виду в них мало что изменилось за последние 25 лет. Внутри, наверное, тоже. Гнаться за евростандартами не с руки: во-первых, это трудно, а во-вторых, не нужно. Свой потребитель приедет и так.

Хотя, конечно, вернуть старые времена местным жителям хотелось бы. Чтобы не на каждом втором доме висело объявление «сдаются комнаты», а, наоборот, очумевшие от жары и непристроенности туристы метались по улицам в поисках хоть какого-нибудь угла. Чтобы на пляже, на котором нет ни лежаков, ни урн, ни палаток, людей было как в московском метро в час пик. Что-то же должно случиться, чтобы официантки в местных кафе, продавцы на рынках и вообще весь обслуживающий люд снова могли почувствовать себя очень важными господами. Сегодня все-таки приходится хоть немного подстраиваться под потребителя.

А это, согласитесь, неприятно.

В последние годы советской власти мясник на рынке был важнее профессора, а продавщица винного отдела — царицей вверенной ей территории. То, что произошло потом, не то чтобы поставило все на свои места, однако люди, занятые оказанием услуг населению, были вынуждены сосредоточится на своих непосредственных обязанностях.

Чем больше страна закрывается, чем больше лютует санитарный врач Онищенко, тем больше шансов на то, что все вернется к былым канонам. Упразднение конкуренции с западной сферой услуг вернет мяснику с рынка и официантке из пляжного кафе ощущение собственного величия. И позволит им забыть о тех неприятных временах, когда вместо богатого и нервного жителя отдыхать приезжали люди из соседних регионов.

Представить себе, что курортные потоки в одночасье будут направлены на отечественные пляжи, сегодня невозможно. Хотя почему нет, идеологическая подготовка идет уже полным ходом.

У курортного юга вся надежда только на санитарного врача Онищенко (его подчиненным было бы тут где развернуться, однако война с неблагонадежными шпротами отнимает у них слишком много сил) и государственную политику, рекомендующую отдыхать у себя дома.

Только местным жителям от этого лучше не будет. Потому что если в их регион хлынут деньги, которые прежде тратились на Турции, Египты, Испании, то им достанутся лишь крохи. И то на первых порах. А потом на их дома и земли найдутся другие охотники, которые, может быть, и не построят Шарм-эш-Шейх, но свою копейку не уступят. Идет ли речь о нефтяных компаниях или о пляжах.

Впрочем, от перемены собственников качество услуг вряд ли изменится.

Конкурировать-то будет не с кем.