Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Гром не грянет

27.10.2008, 19:48

Для российских начальников настает час критики и самокритики. Мировой кризис и неправильное поведение США — хорошие и удобные объяснения возникающим экономическим затруднениям. Однако рано или поздно дело дойдет и до поиска виноватых среди тех, кто отвечает за народное хозяйство.

Метод определения объекта критики известен. Если в проблеме виноват критикующий начальник, он говорит «мы ошиблись» (признание вины исключительно за собой означает подрыв авторитета, а это недопустимо). Если же не прав и критикующий, и критикуемые, то, безусловно, употребляется местоимение «вы» (по старой поговорке: «вы еще ответите за то, что я вами руководил»). По тому, какие местоимения употребят президент и премьер-министр, в общем можно будет составить представление о том, что они на самом деле думают о кризисе и кого считают в нем виноватым.

Сама по себе критика хороша, но еще лучше, когда ее сопровождают оргвыводы. И вот тут возникают достаточно существенные трудности. До 2008 года с увольнениями, равно как и с разносной критикой, не было бы никаких проблем. В Кремле сидел президент, который мог спросить с каждого, в том числе и с трудившегося в Белом доме премьер-министра. Не было никаких внешних препятствий для кадровых перемен. Более того, до 2008 года глава государства имел среди своих подчиненных достаточное количество «национальных аллергенов», отставка которых поднимала настроение у граждан. Убрали Германа Грефа — хорошо, уволили Михаила Зурабова — еще лучше. Главное, что любое кадровое решение в принципе работало на укрепление авторитета власти. Отставники, как правило, приветствовали «сильное и своевременное решение», а граждане… ну, граждане любят, когда начальникам дают по шапке. Особенно когда это совпадает с экономическими трудностями.

В нынешнем раскладе увольнять кого-то достаточно затруднительно. Есть как минимум две организационные проблемы. Во-первых, непонятно, кто именно будет увольнять. Поскольку для руководителей страны «казаться» ничуть не менее существенная задача, чем «быть», процедурные вопросы подобного рода предельно важны.

Вице-премьеры и министры — номенклатура президента. Однако, когда глава государства увольняет министра, он как бы указывает на упущение и премьер-министру. Возможно это осенью 2008 года? Наверное, нет. При том что стороны неукоснительно соблюдают все конституционные ограничения, кто в тандеме старший, а кто младший — понять несложно.

А если премьер просто ставит президента в известность о том, что некоторых министров придется уволить, то это тоже не очень здорово. Одно дело — сиюминутные политические расклады, другое дело — сам институт.

Вторая причина еще существенней. Решение пресловутой «проблемы-2008» — организации власти после окончания срока конституционных полномочий президента Владимира Путина — было бы невозможно без многих компромиссов и соглашений между членами путинской команды. Ее сохранение при деле почти в полном составе по итогам формирования обновленных администрации президента и правительства придает системе известную устойчивость. Соответственно, любые серьезные перемещения могут производиться только по итогам новых соглашений. Не то чтобы это было совсем невозможно — никто же ведь не думает, что сформированные президентская и правительственная команда проработают в неизменном виде до 2012 года. Однако составление новых соглашений потребует времени.

И как тут кого увольнять? Даже если очень хочется или хотя бы очень надо. Собственно говоря, ограничения по увольнениям и сдерживают «домашнюю критику». Не стоит грохотать грому, если нельзя использовать молнии.