Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не универсальная машина

19.08.2008, 10:58

Сравнение нынешнего агитпропа с советским хромает на обе ноги. Во-первых, от нынешнего можно отгородиться, а при наличии хоть какого-то желания и вовсе выстроить собственную систему получения информации (сравнивать всегда интереснее). Во-вторых, советский агитпроп был куда основательней.
Социологи «Левада Центра» представили данные свежего опроса, посвященного оценкам событий августа 1991 года. Самое интересное в нем – сравнение с более ранними ответами на такие же опросы. И в 2007, и в 2008 17% опрошенных заявляли о том, что в 1991 году их симпатии были на стороне Бориса Ельцина и демократов (в 2006 году таких нашлось 12%). Несколько выросло число респондентов, признавшихся в симпатиях к ГКЧП: 11% в 2008 против 8% в 2007 (в 2006 таких было 12%). На 10% за год стало больше тех, кто считает, что события августа 1991 года имели трагические последствия для страны и народа (34% в 2008 против 24% в 2007). Но при этом на 5% — с 28% до 33% — прибавилось тех, кто считает, что страна после августа 1991 года пошла в правильном направлении.

Между двумя последними опросами прошел год. Да не простой, а предвыборный. Если кто не помнит, так освежить некоторые подробности избирательной страды совсем не сложно.

Практически все партии-участницы думской кампании строили свою агитацию на обличении «лихих 90-х». Важнее темы просто не было. Видные политики и простые люди наперебой рассказывали, какое это было плохое время (оно и правда было непростым) и про то, как не хотелось бы допустить возвращения назад. Все причастные старались на славу. Денег не жалели. По энергии и по затратам я лично могу сравнить эту кампанию только с агитационным шоу «Голосуй или проиграешь» в честь переизбрания Бориса Ельцина президентом в 1996 году.

Агитационный ход не пропал и после выборов. На лихие 90-е стали валить все плохое точно так же, как в тот самый осуждаемый период все беды списывали на застой, Леонида Брежнева и коммунистов. Если на Олимпиаде в Пекине и дальше дела будут развиваться не слишком удачно, ответственные лица обязательно расскажут про то, как в 90-е развалились все детские спортивные школы (школам и правда досталось, но исчерпывающим объяснением неудач наших атлетов в 2008 году это служить не может).

Август 1991 года был и остается символом тех самых «лихих 90-х». Не было бы тех событий – не было бы и всего остального (хотя гарантий того, что 90-е не получились бы лихими, но по-другому, в общем, нет). Логично было бы предположить, что по итогам предвыборного года отношение граждан к борьбе Бориса Ельцина с ГКЧП хотя бы приблизительно совпадет с итогами голосования в декабре 2007 и марте 2008.

А вот не совпало. Безусловно, определенный след в душах избирателей предвыборная кампания оставила, но значительными эти перемены назвать нельзя.

Выстроенная агитационная машина нацелена не на строительство позитивного имиджа чего бы то ни было, а на подавление сопротивления политического противника. При этом ее успешность почти напрямую зависит от наличия ресурсов, кратно превышающих возможности противника. Сделать так, чтобы условные защитники условных «лихих 90-х» не могли и рта раскрыть, эта машина еще в состоянии. Но создать принципиально новую идеологическую модель, в которую позитивные оценки августа 1991 года просто не впишутся, – задача непосильная. Важно чтобы граждане проголосовали или хотя бы не спорили с объявленными итогами голосования. А уж что они думают на самом деле – не имеет значения.

И уж просто нечестно требовать от современной агитационной машины, чтобы она могла решать сколько-нибудь серьезные задачи за пределами страны.

Она не про это.

Вот будут выборы – тогда совсем другое дело.