Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Поиски приятных оппонентов

04.03.2008, 10:48

В первые часы после победы Дмитрия Медведева начался какой-то невиданный у нас доселе праздник политической толерантности. Владимир Путин, выступая перед многотысячным митингом, с уважением поминает соперников Дмитрия Медведева. А сам победивший кандидат звонит им поствыборной ночью и благодарит за участие в кампании.

Вы себе представляете Бориса Ельцина, звонящего после выборов 1996 года Геннадию Зюганову? Я нет.
Скажете, нравы улучшились? Да нет. Известно, как нынешнее руководство страны относится к своим оппонентам, которых опасается. Звонки и поздравления – свидетельство того, что за результат не боялись в самом горячечном сне.

Дальше – больше.

Президент Татарии Минтимер Шаймиев прямо указал на пользу от «конструктивной оппозиции»: «Сейчас что-то радикальное менять в программе партии «Единой России» смысла нет, но если бы появилась конструктивная оппозиция и предложила бы более привлекательные идеи, тогда бы «Единой России», хочешь не хочешь, а пришлось бы вносить изменения в программу, корректировать планы, и побуждала к большему творчеству». А председатель думского комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин помянул даже необходимость принятия закона «Об оппозиции».

Хотя сегодня все выглядит логично. Так, один из героев фильма «Банды Нью-Йорка», одолев своего соперника, велит разыскать его сына и отдать в приют: «Я хочу, чтобы он получил образование».

Стоило «партии власти» (тут мы имеем в виду не «Единую Россию», а гораздо более широкую коалицию) одержать полную и окончательную победу на парламентско-президентских выборах, как ее представители тут же заговорили о том, что стране позарез нужна оппозиция. Хорошая такая, конструктивная, которая помогала бы, чем могла.

Явная симпатия к будущей оппозиции (отношение к прошлой в полной мере проявилось в ходе очередного «марша несогласных») есть один из первых набросков обновленной версии старого политического курса.

«Партии власти» не нужна оппозиция как соперничающая с ней политическая сила, способная не только разговаривать о власти, но и на нее претендовать. Однако при этом признается полезность политического многообразия. Значит, надо вырастить что-то специальное, удобное для использования на каждый день. Декоративных собачек — без зубов, но «с идеями».

Конечно же, это профанация, поскольку ни одна настоящая политическая партия не согласится дарить другим свои идеи, не имея возможности их реализовывать. Заведомой оппозиции вообще быть не может, потому что нормальный политический процесс предполагает, что вчерашняя оппозиция завтра может стать властью. Соответственно, и специальный закон придумывать не надо – достаточно иметь адекватную нормативную базу про выборы, СМИ и политические и общественные объединения. Но поскольку вопрос о власти решен окончательно и бесповоротно (так об этом думают в Кремле), придется предпринимать некие усилия по формированию оппозиции нового типа.

Проблема в том, что ее игрушечность должна быть совершенно неочевидна для граждан. Можно зарегистрировать партию, накачать ее ресурсами, но если перед ней не ставится задача бороться за власть по-настоящему, ничего, кроме разбазаривания средств, по большому счету, не получится. Избиратель может еще проголосовать за не совсем опознанную власть, однако за столь же неопознанную оппозицию он в жизни голос свой не отдаст. Необходимо создать условия для того, чтобы декоративные политические образования росли и крепли власти на славу. И при этом ни в коем случае не смогли бы переродиться во что-то опасное.

Ведь как было бы удачно, если бы за кого-нибудь из «новых демократов» проголосовало не полтора процента, а где-нибудь около восьми процентов избирателей. Тогда можно было бы смело говорить о том, что с либеральным представительством все в порядке, а все протесты «старослужащих» либералов – не более чем проявления жизненной активности «героев вчерашних дней».

А еще удачнее было бы воспитать таких же декоративных националистов, которые были бы не только для телевизионной картинки хороши, но и для парламента.

В общем, нужны «Гоголи, чтобы нас не трогали».

Одними политическими технологиями тут вопрос не решить. Нужна серьезная, в том числе и законодательная работа по изменению политической среды. Должно получиться так, как с выборами – формально все на месте, а выборов, по сути, и нет. И тут должно получиться так, чтобы через несколько лет граждане были уверены в том, что есть «правящая партия» и есть «оппозиционная партия».

Голосуй не голосуй, с мест они не сдвинутся. Потому что не обучены.