Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мастер Йода и День Победы

04.05.2005, 13:19

Что скрывать — празднование Победы в том виде, в каком оно ожидалось и виделось еще полгода назад, могло заставить вздрогнуть любого. Для безнадежно штатского, у которого некоторые опасения вызывает даже железнодорожный мундир, не говоря уже о прокурорском, черно-белые танки и пулеметы вкупе с цветными орденами и медалями на каждом третьем билборде в Москве — повод скорее поежиться, чем порадоваться. 60-летие Победы ожидалось особенное.

Москвичи вряд ли так просто забудут предыдущую круглую годовщину, от которой остались странные сооружения едва ли не в эстетике Третьего рейха на Поклонной горе. Что построят на 9 мая 2005 года — можно было только гадать. То обсуждали, нужен ли памятник Сталину работы Церетели на каком-нибудь холме (идея, конечно, хорошая — только автор царя Петра может возвести монумент Джугашвили, который сам по себе будет поношением памяти «рябого черта», как его неизменно именовала моя покойная бабка, тоже, кстати, не чужая Победе). То думали, сколько десятков военных фильмов нужно продемонстрировать по центральным телеканалам, чтобы разжечь в лишенной идеологических ориентиров городской молодежи боевой антифашистский дух. Миллиарды рублей госфинансов на празднование, съезд «Наших» с участием министра просвещения, патриотические сайты, пропагандистская и дипломатическая война с Эстонией в связи с ее отказом признавать, что в 1940 году она не потеряла независимость, а вошла в братскую семью СССР, идеологические маневры на тему «Является ли желание Украины войти в ЕС свидетельством того, что в Брюсселе желают возвращения фашизма». Все это вызывало у меня весьма опасливое чувство в ожидании праздника.

Но на самом деле от официозного, бряцающего всем, чем только можно бряцать, государственного праздника Великой Победы Советского Народа в Великой Отечественной войне осталось очень немного.

От него ждали громких казенных речей в течение как минимум месяца, театрализованных практически факельных шествий антифашистов по городам и весям, митингов по разнарядке, картонных орденов Победы с кителя Сталина, украшающих продающиеся на каждом углу утюги и блины с медом. Ждали горячих дискуссий в Думе о том, признать олигархов современными наследниками Власова или считать их кем-то вроде латышей в недоосвобожденной Латвии, коих нужно перевоспитывать. Ждали, наконец, разоблачения генпрокурором Устиновым истинных нацистов нашего времени, погрязших в бездуховности, неверии и подготовке государственного переворота.

До празднования этого праздника, который, возможно, еще случится, осталось несколько дней. Однако большая часть России будет праздновать совсем другой праздник — День Победы. И именно он, похоже, вытеснил праздник смерти разящей и синих погон: 9 мая в России, скорее всего, будет действительно приятным и весенним.

Не знаю, что на самом деле произошло с тем праздником, что задумывался, например с миллионными антифашистскими демонстрациями студентов 8 мая, которые планировалось провести в большей части регионов России. Можно, конечно, цинично предположить, что большая часть бюджетов, выделенных на проведение этих мероприятий, была просто «спилена» веселыми молодыми людьми с гуманитарным образованием и менее веселыми — с военным. Чудовищный переизбыток в Москве бездарных плакатов с георгиевскими ленточками, плохо конкурирующих с георгиевскими расцветками новой корпоративной рекламы «БиЛайна», наводят именно на эту версию.

Но с казенным патриотизмом из рук вон плохо. Да, конечно, накануне праздника уже стартовали и наводящие смертельную скуку автозабеги, и веломарафоны «Тебе, Победа!», хоры военных переводчиков и интендантов уже голосят «Дан приказ ему на Запад» и «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина» в пыльных интерьерах областных драмтеатров, а спичрайтеры продолжают полировать нюансы речей, которые будут произнесены в микрофон для генсека ООН Кофи Аннана, британского принца Эндрю и канцлера Герхарда Шредера, гостей того праздника. Тем не менее ощущение, что никакого «грандиозного праздника 60-летия Великой Победы» попросту не будет, по крайней мере заметного, в последнюю предпраздничную неделю не оставляет.

Он сам по себе сдулся. И то, что интересы безопасности гостей столицы 9 мая потребуют закрытия части московского метрополитена для простых граждан, говорит о многом. Толком там и искать нечего — ни тебе моря бесплатного пива с кашей из армейской кашеварни, ни лужковских ряженых а-ля-рюс, ни даже обещанных латвийским президентом закусывающих водку воблой опустившихся ветеранов в Александровском саду. Не будет даже фигур высшего пилотажа в небе над Красной площадью. Государственных зрелищ будет мало, а госзрелища — важнейшая составляющая «того» праздника.

Но это не значит, что Дня Победы не будет вообще. Будет. Тот, который сделали и делают люди, считающие, что они празднику чем-то сопричастны.

Не думаю, что концерт под лозунгом «Победа деда — твоя Победа», где под руководством Олега Газманова и на казенные деньги подросткам будут петь под минусовку незнакомые им военные песни, будет чем-то заметным. А вот акция с раздачей георгиевских ленточек в Москве — вполне. Вряд ли кто-то заметил чудовищную безвкусицу врученных на прошлой неделе Патриарху пасхальных яиц, украшенных символикой 9 мая, а вот акцию «Миллион голосов», равно как и программы «Эха Москвы», посвященные военной тематике, заметили многие. Да и на телевидении «казенного патриотизма» почти нет даже там, где он был практически неизбежен. Большая часть, казалось бы, агитационной продукции к Дню Победы на государственных телеканалах была, насколько я могу судить, качественной и очень интересной. Чего можно было ждать, например, от документального фильма, посвященного «голосу Ленинграда» — поэтессе Ольге Берггольц, сколько таких фильмов уже было? Но документальный фильм РТР о ней, снятый к празднику Победы в 2005 г., можно и нужно смотреть. Он о человеке, а не о святой советского пантеона, и только из него можно понять, что на самом деле заставило Берггольц вернуться в Ленинград в самый разгар блокады с Большой земли и работать, и умирать там до 1944 года.

Как казенный патриотизм превращается в неказенный? Так и превращается, когда казенный энтузиазм, вызванный начальственным повелением, заменяется собственным интересом.

Агентство «Regnum», например, рассказывает об уфимском владельце торгового комплекса на рынке, который с участием местных ветеранов-покупателей расписал свои палатки символикой Победы. Ну да, это помогает торговать. Но вряд ли он сделал это только ради денег. Хотя, разумеется, и ради них тоже — так же, как архангельское подразделение «Аэрофлота» не первый год раздает авиабилеты ветеранам, в том числе ради рекламы. И ради рекламы леваки-активисты из АКМ во время первомайской несанкционированной демонстрации с сожжением портретов Путина орали и речовки, посвященные 9 Мая. Это нормально.

Как нормально и появление на автовыставке «Мотор Парк 2005» уникального рестайлингового автомобиля «Победа» ценой в несколько сот тысяч долларов. Равно как и акция еврейских школьников в Волгограде, которые взялись на прошлых выходных замазывать по всему городу многочисленные граффити, где «смерть хачам» и «убей жида» прекрасно сочетаются со свастиками и «Россией для русских». Кто-то, в конце концов, должен это закрашивать — отчего бы это не сделать евреям, раз уж городские власти не имеют ни денег, ни желания?

День Победы для большей части России все дальше и дальше будет состоять не из парадов и митингов, а из таких вот мероприятий, движущихся частным интересом.

В Тверской области в честь 9 Мая местные и неместные любители ролевых игр проводят что-то вроде рыцарского турнира, и в этом патриотизма, уверяю, будет больше, чем в предпобедной «Ярмарке искусств», открытой 1 мая московскими властями в Камергерском переулке, где торгуют все теми же обрыдлыми матрешками и вяленым палехом.

И не стоит удивляться данным фонда «Общественное мнение», накануне праздника обнаружившего, что в последние годы все большее количество людей заявляют как о «важном для себя» празднике 9 Мая, хотя число непосредственно причастных к нему сокращается. И увеличение госфинансирования на рекламу Победы вряд ли тут играет важную роль.

Если «неофициальная» часть праздника уже сейчас сильнее, чем официальная, не о чем беспокоиться. «Вахты памяти» с запахом нафталина без госфинансирования действительно исчезнут. А цветы у подножия памятников — вряд ли. Можно возмущаться тем, что на рекламных тумбах под надписью «60 лет Победы» на московских подростков взирает победоносный, как Чапаев, Мастер Йода со «световым мечом» из рекламируемой премьеры «Звездных войн». Они в этом никакого противоречия не видят — победа сил добра над силами зла и там, и тут. А большего и не надо: память о павших будет храниться до тех пор, пока будут помнить, что 60 лет назад воевали не за Родину, не за Сталина и не за торжество Советской власти над Третьим рейхом. А за мир и против тех, кто его разрушает.