Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Зачем нам идти на ту площадь

06.09.2004, 18:14

Главный адресат этого митинга — а сомнений в том, что его организаторы, в первую очередь, будут выражать солидарность не с жертвами терактов в Беслане, на «Рижской», родственниками погибших в двух авиакатастрофах, а с президентом Владимиром Путиным, нет — накануне достаточно ясно, хотя, увы, слишком поздно констатировал причину происходящих в стране трагических событий.

Что будет далее происходить с чиновником Владимиром Путиным, его рейтингом и планами — уже более или менее неважно. Митинг на Васильевском спуске должен показать, в какой степени обычные граждане России готовы и дальше заблуждаться в ожиданиях «умного правителя», на которого можно переложить все свои гражданские права и обязанности.

Идти или не идти на митинг — этот вопрос сразу после объявления организаторами о проведении этого странного мероприятия, без сомнения, беспокоил практически каждого жителя Москвы, включавшего телевизор в последние дни. Оставим в стороне вопрос о том, опасно ли это. Да, несомненно, опасно. Массовое скопление людей в центре Москвы — привлекательнейшая мишень для террориста-смертника. Надеяться на то, что правоохранительные органы, не сумевшие распознать двух шахидок среди сотни пассажиров рейсов в «Домодедове», сумеют найти его в ожидаемых десятках тысяч участников митинга, невозможно. Впрочем, я не об этом — после августа 2004 года единственным способом избежать этой опасности для горожанина является принятие идиотизма деревенской жизни.

Если идти — то зачем? Если протестовать — против чего? Если солидаризоваться — с кем и с чем?

Формальным организатором митинга на Васильевском спуске на этот раз выступает не местная власть (она лишь скромно объявила об организационной поддержке этого мероприятия), не правящая партия «Единая Россия», не правительство России, а Московская федерация профсоюзов, то есть организация, на практике не замеченная в какой-либо политической активности. Кроме того, ожидается участие в митинге «женских, ветеранских и молодежных организаций», как сообщает оргкомитет. Не стоит обманываться — именно по этой схеме в последние четыре года организовывались все официозные митинги на Васильевском спуске.

Сценарий митинга также достаточно понятен: на десятках предприятий и организаций, руководство которых дружественно правительству Москвы, организованно, по квотам, вывезут в десятках автобусов на Васильевский спуск колонны трудящихся с плакатами, которые уже рисуются в профкомах. Далее перед трудящимися выступят видные общественные деятели — от ректора МГУ Виктора Садовничего до певца Олега Газманова, — которые призовут их к поддержке инициатив Владимира Путина по борьбе со страшной бедой, настигшей народ Российской Федерации. Ведущие митинга, скорее всего, зачитают приветственное слово участникам митинга со стороны мэра Москвы, перед трудящимися скажут свое слово осетинские старейшины, депутаты Мосгордумы, сотрудники завода ЗиЛ и немного — Владимир Жириновский. По прошествии полутора часов спокойные рабочие и служащие из Люблино, Сокольников и Солнцево начнут поглядывать на часы.

В таком митинге, разумеется, не только не имеет смысла принимать участие — даже телеотчет об этом мероприятии в эфире Первого канала смотреть без тошноты было бы невозможно, делай его даже Владимир Познер.

Вот только происходящее может быть гораздо важнее, чем вокальное шоу правительства Москвы на слова администрации президента.

В отличие от митинга, посвященного Дню независимости, завтра в двух шагах от Красной площади вряд ли будут равнодушные. Поскольку, несмотря на все сказанное, стоять на митинге и не думать о детях, погибших в Беслане, невозможно.

Что будут думать эти люди о тех благоглупостях и полуправде, которые с 17.00 будут нестись на них мощью всех усилителей, собранных на Васильевском спуске для концерта Олега Газманова 5 сентября? Скорее всего, ничего хорошего. Ни объяснений происходящего, ни признаний собственной некомпетентности, ни объявлений об отставке лично виновных в руководстве силовыми структурами, ни конкретных предложений по выходу из сложившейся ситуации от организаторов митинга они не дождутся. Не для того собирали.

Впрочем, могли ли они, люди на площади, на это рассчитывать?

С одной стороны — да. Именно эти люди в числе десятков миллионов избирателей возложили на выборах в 2000–2004 годах ответственность за то, что происходит в России, на людей, причастных к организации митинга. Как ни крути, происходящее — результат действий демократическим путем избранной власти Российской Федерации, результат кадровых решений администрации избранного президента, рекомендовавших главе государства назначить на ответственные посты людей, не сумевших обеспечить безопасность граждан страны, результат реализации неэффективных законодательных мер, разрабатывавшихся и утверждавшихся в парламенте страны.

С другой стороны — нет. Вновь голосуя в 2003–2004 году за партию «Единая Россия», за Владимира Путина, за Юрия Лужкова, за депутатов Мосгордумы, москвичи, равно как и все остальные жители России, делали свой сознательный выбор. Выбор значительной части населения России властного режима, при котором уже взрывались дома в Буйнакске, уже захватывались заложники на Дубровке, уже взрывались шахиды у Госдумы и который ограничивался по этому поводу красивыми словами, был сознательным. Действующая власть достаточно открыто шла на выборы под лозунгом стабилизации и самодовольства, под лозунгом коррупции во власти в обмен на рост зарплат, под лозунгом «управляемой демократии» в обмен на «социальное государство». О том, что в комплект к «социальному государству» прилагались шахиды, осведомлены были все умеющие думать люди.

Кому же предъявлять претензии? «Гордости Москвы» Иосифу Кобзону, которому не дают спокойно закончить жизнь околомафиозные лавры Фрэнка Синатры? Сергею Шойгу, окологосударственный бизнес которого рекламируется в специальных передачах на телевидении? Борису Грызлову, руководившему мародерствующими силами МВД в Чечне?

Стабилизация — прежде всего, стабилизация личного материального положения — была посчитана большинством избирателей более важной, чем беспомощность властей перед лицом террористической угрозы.

Однако много ли может выйти толку с того, что 20–30 тысяч «мобилизованных на митинг» работников московских предприятий будут под звон колоколов и призывы профсоюзных деятелей думать такие вот нехитрые мысли?

Да, именно эти не искушенные в политических размышлениях люди, не читавшие ни Фукуяму, ни Хомски, ни Мизеса, ни Маркса, искренне аплодирующие циничной шутке Жириновского и тщетно пытающиеся найти смысл в очередном выступлении депутата Гудкова, обеспечили нынешнему властному режиму всю полноту власти. Да, именно те, кто говорил и говорит о необходимости «порядка в стране», «сильной руки», «социальной справедливости», являлись до последнего момента опорой «Единой России». Да, именно они, кричавшие на кухнях и в рабочих курилках о необходимости «мочить черных» и «выжечь весь Кавказ напалмом», лично ответственны за появление новых шахидов, за торговлю оружием на юге России, за засилье вороватых и некомпетентных «патриотов» в ФСБ и в МВД.

Сейчас все эти люди хватаются за голову: кому же верить? что же делать? да и можно ли что-то сделать? Они растеряны, они ждут ответа от того, кто его может дать.

И именно сейчас, как и год, и два, и пять назад, единственное, чем можно помочь этим людям, — объяснить, что происходит. Объяснить, что нельзя позволять себе не знать, что происходит на Северном Кавказе, равно как и во всей России. Что нельзя избирать депутатов Госдумы по принципу «красивый парниша». Что нельзя не обсуждать выборы в местное законодательное собрание со своими знакомыми, нельзя морщиться при слове «политика», нельзя не читать газет и предпочитать новостям хотя бы по РТР телесериал из жизни уголовников. Именно сознательное незнание, нежелание разбираться в происходящем, игнорирование своих полномочий как гражданина, не исчерпывающихся активным избирательным правом, в конечном счете и привело к нынешней трагедии.

То, что десятки тысяч наших сограждан нынешняя власть, к которой президент Путин имеет уже вполне косвенное отношение, намерена 7 сентября вывести на площадь в своих целях, конечно, омерзительно. Хотя бы потому, что мы с вами понимаем — на деле митинг на Васильевском спуске собирается как демонстрация силы административных рычагов в руках той системы, которая не способна решить проблему терроризма, но желает сохранить все как есть. Запоздалые слова Владимира Путина о неадекватности возглавляемой им вертикали политической власти уровню развития нашей страны (неважно, искренне были произнесены эти слова или нет) — угроза этой силе.

Поэтому все, что можно сделать в этой ситуации, — быть вместе со своим народом, которым в очередной раз пытаются манипулировать.

Даже если с трибуны на Васильевском спуске будут звучать не те слова — нужные слова могут звучать напротив нее. И какими будут эти слова — на деле не имеет значения. Важно, чтобы 30 тысячам «демонстрантов по разнарядке», которые не могут избавиться от мыслей о детях Беслана и неуместности казенных речей с трибуны, не было одиноко, чтобы к ним присоединились тысячи их сограждан, думающих о том же и знающих хотя бы приблизительно, что делать. Что они на самом деле будут знать — что причиной происходящего являются козни мирового сионизма, некомпетентность президента или недостаточность структурных реформ в экономике — значения не имеет. Достаточно лишь демонстрации того, что думающие люди страны — со своим народом. Что не все готовы принимать ложь и теракты как плату за материальное благополучие. Что кроме Владимира Путина в стране есть люди, имеющие право требовать от властей должного исполнения своих обязанностей. Что граждане России могут выйти на площадь не только тогда, когда их туда потянут силой.

Иначе неясно, чего ради вообще думать о политике в России.

Автор — обозреватель ИД «Коммерсантъ», специально для «Газета.Ru-Комментарии».