Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Финансовая дипломатия

16.08.2004, 16:19
Дмитрий Бутрин

Какую выгоду получит Украина от газовой сделки с Россией, сказать сложно, скорее всего, ее уже получили чиновники и приближенные администрации Леонида Кучмы.

Завершившуюся на прошлой неделе серию крупнейших сделок между Россией и Украиной в области ТЭК можно считать крупнейшей политической победой администрации Владимира Путина над силами, мешающими экономической интеграции двух стран. За последние две недели украинские власти во главе с Леонидом Кучмой последовательно отказались от всего, что составляло основу всей украинской энергетической политики в последние десять лет. Однако момент, выбранный Россией для «фиксации прибылей» во взаимоотношениях с Украиной, делает сделку очень сомнительной: с огромной вероятностью в августе 2004 года Россия потеряла все шансы на добровольную экономическую интеграцию двух стран. Сделки, совершенные в таких обстоятельствах, даже если считать их безусловным благом для двух стран, редко можно назвать честными.

О том, что стало поводом для заключения пакета газовых сделок между Россией и Украиной в июле-августе 2004 года, скорее всего, мы узнаем не ранее чем закончатся президентские выборы на Украине в ноябре. Тем не менее их масштаб впечатляет:

за несколько недель Россия с согласия Украины завершила разрушение той непрочной конструкции, на которой украинская элита играла с Россией в геополитические игры как минимум с 1994 года, а на самом деле — с начала 1992 года.

Основы этой конструкции были поколеблены в начале 2003 года, когда «Газпром» напрямую занялся собственными взаимоотношениями со странами Средней Азии. С практической точки зрения Туркменистан, в лучшие годы добывавший более 80 млрд куб. м газа в год, Узбекистан с его почти не разработанными газовыми запасами и транзитной инфраструктурой, позволяющей перекачивать туркменский газ в направлении севера, Казахстан со своей частью транзитной трубы всегда могли рассматривать Россию примерно так же, как Россия рассматривает Украину — как территорию, через которую проходит вожделенная «труба» к потребителю газа в Евросоюзе и его окрестностях.

Подписав стратегические договоры о сотрудничестве в газовой отрасли на 25 лет вперед, вытеснив НГК «Итера», избежав возникновения потенциального «окна» для вхождения в ситуацию американских компаний, начав добычу газа на условиях СРП в Узбекистане, «Газпром» сделал угрозу превращения себя в транзитную компанию для «Туркменнефтегаза» и узбекских компаний из теоретической практической. Отметим, что основным конкурентом «Газпрома» в Средней Азии в перспективе до 2015 года был именно «Нафтогаз Украины». Ашхабад и Ташкент в последние пять лет были традиционными местами визитов Леонида Кучмы. В Туркмении местные наследники партхозактива даже сочинили народную пословицу: Кучма за газом прилетел — дело к зиме.

Договор Украины и Туркмении о закупках газа с его транзитом по территории России действует до 2006 года. Возможность его продления всегда считалась реальной, тем более что Туркменбаши, славящийся нравом лукавого восточного деспота, не раз намекал на то, что за хорошие деньги нейтральный Туркменистан, родина басмаческого движения, готов на многое. Тем не менее в начале августа Украина отказалась от этой призрачной возможности, заявив, что с 2007 года будет закупать туркменский газ у «Газпрома».

Эта сделка была крайне необходима «Газпрому» и России — монополия на экспорт газа в ЕС является основой стабильности российского бюджета.

Скорее всего, и на Украине с ее подписанием вздохнули спокойно. В конце концов энергетическая политика, строящаяся на поиске «дырки» в дипломатическо-энергетической игре России, ЕС, США, стран Средней Азии и Китая, не самое интересное занятие для независимого государства. Однако то, что происходило дальше, уже в меньшей мере заслуживает аплодисментов политике России.

Разумеется, для граждан России и Украины неплохо, что с 2005 года из процесса торговли туркменским газом исключается компания Eural Trans Gas (ETG), история создания которой в конце 2003 года может войти в учебники криминалистики, в раздел «Межгосударственные экономические аферы». Зарегистрированная в Венгрии, ЕТG должна была аккумулировать прибыль от продажи туркменского газа «Нафтогазу Украины». Как предполагалось исходно, ее капитал должен был быть поделен между «Газпромом» и «Нафтогазом». Однако уже к лету 2003 года выяснилось, что ни Россия, ни Украина его контролировать не будут: путем околополитических интриг и в Киеве, и в Москве реальные владельцы ETG, физические лица, часто мелькающие в аналитических разработках, посвященных восточноевропейской оргпреступности (справедливо или нет — сказать сложно, но одни слухи о знаменитом Константине Могилевиче как истинном хозяине ETG заставляют насторожиться), сумели убедить и «Газпром», и «Нафтогаз» отказаться от покупки доли в компании.

Дальнейшая история ETG очень мутна: то ее капитал предполагали продать обанкротившемуся английскому трейдеру, то ее наблюдательный совет возглавлял бывший глава British Gas. В течение полутора лет прибыль от поставок туркменского газа на Украину вопреки всем заверениям «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» находилась в руках людей, не стремящихся к открытости. Мало того, ETG совершенно спокойно начала разрушать экспортную монополию «Газпрома», поставляя газ в Венгрию, Германию и другие европейские страны. То, что структурам «Газпрома» удавалось договариваться с ETG делать это не так откровенно, дела не меняет. ETG, создававшаяся в качестве компромисса между интересами России и Украины на газовом рынке, очень быстро перешла к антигазпромовским действиям. Причем на деньги того же «Газпрома»: именно под его поручительство Газпромбанк и Внешэкономбанк кредитовали ETG.

В начале августа ETG договором «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» была буквально выкинута с рынка. С начала 2005 года на ее место должна прийти новая компания — швейцарская «РосУкрЭнерго» (RUE). И в ней «Газпром» через Газпромбанк будет владеть 50% акций. А вот с остальными 50% акций история не менее мутна, нежели с ETG. Официально ими владеет инвестиционное подразделение австрийского RaiffeisenBank — RaiffeisenInvestment (RI). RI не раскрывает, является ли он реальным или номинальным владельцем акций RUE. Однако исходя из того, что в названии RUE есть составляющая «Укр», какие-то украинские владельцы, очевидно, в капитале RUE есть. Однако это не «Нафтогаз Украины» и не какая-либо украинская госструктура.

Очень похоже на то, что выгодополучателем с 50% акций RUE, находящихся на балансе RI, будут крупные украинские чиновники.

Те самые, которые так боятся потерять свою административную ренту по итогам выборов ноября 2004 года.

Разумеется, «Газпром» с созданием RUE свои интересы на газовом рынке Украины отстоял. Однако что должен думать о происходящем рядовой украинский гражданин? А это очевидно: нужно быть слепым, чтобы не понимать, что «кляты москали» готовы ради своих денег покрывать любые «темные места» в экономической политике, проводимой администрацией Леонида Кучмы.

Наконец, серия сделок по газу была на прошлой неделе торжественно завершена урегулированием долга Украины «Газпрому» за поставки газа в 1997–2000 годах на сумму $1,65 млрд. Этот долг при участии Внешэкономбанка был зачтен как частичный аванс за оплату транзита Россией газа по территории Украины до 2009 года. Существование этого проблемного долга (неудачные переговоры о его переводе в еврооблигации или каких-либо еще вариантах погашения велись в течение четырех лет) портило отношения «Газпрома» и «Нафтогаза Украины», и то, что эта проблема решена, не может не радовать.
Однако для Украины цена вопроса оказалась гораздо выше, чем может выглядеть на первый взгляд. Одновременно с этим «Нафтогаз Украины» согласился зафиксировать тариф на транзит газа по территории Украины на период до 2009 года на нынешнем уровне. То есть в течение ближайших пяти лет Украина теряет возможность играть с «Газпромом» в политические игры вокруг того, сколько «Газпром» заплатит ей за использование своих трубопроводов.

Подводя итог всех сделок, можно констатировать, что Россия и «Газпром», безусловно, выиграли. На пять лет вперед Украина как самостоятельный игрок де-факто выкинута из европейского газового рынка и превращена в «территорию, по которой проходят трубы».

Что получила Украина с этой сделки — сказать сложно, однако очевидно, что, скорее всего, уже получили с нее чиновники и приближенные администрации Леонида Кучмы. Это политическая поддержка на выборах в ноябре кандидата украинской партии власти премьера Виктора Януковича. С подписанием газовых сделок, а также соглашения по реверсу нефтепровода Одесса--Броды и ожидаемого в октябре такого же договора «Нафтогаза Украины» и «Транснефти» о режиме транзита нефти на ближайшие 15 лет (по модели газового пакета) Янукович как будущий президент становится единственным гарантом их исполнения.При этом России придется поддерживать Януковича самыми неприглядными средствами. Сейчас его рейтинг ниже, чем рейтинг Виктора Ющенко, главного соперника, и нет оснований считать, что до ноября ситуация изменится.

Ради экономических выгод России придется, скорее всего, покрывать любые нарушения на выборах на Украине — вплоть до подтасовки итогов голосования и даже до поддержки возможного антидемократического дворцового переворота на Украине.

Можно назвать политику России, заключающей многомиллионные сделки с уходящим политическим режимом на Украине накануне выборов, «прагматичной». На деле она антипрагматична. Вне зависимости от того, как сложатся итоги выборов на Украине, ее взаимоотношения с Россией вряд ли будут прежними. Тех, кто воспользовался слабостью соседа под прикрытием слов о «дружбе народов», обыкновенно не любят. Из этого следует, что практически любой поворот политических событий на Украине может быть использован против России. С выборами ноября 2004 года первые строки украинского гимна — «Вще не вмерла Украiна» будут звучать как ответ России на ее действия. «Технократизм» российской администрации не учитывает простого факта: в долгосрочной перспективе в международных отношениях (равно как и в человеческих) выгодно торговать можно только честностью, а экспорт цинизма — разорителен.

Автор — обозреватель ИД «Коммерсантъ»; специально для «Газета.Ru-Комментарии»