Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Безотзывная льгота

28.06.2004, 11:49
Дмитрий Бутрин

Главная социальная льгота в России — право не соблюдать законы — призвана компенсировать неэффективность официальной системы соцзащиты.

Дискуссия вокруг реформы системы социального обеспечения почему-то не коснулась пусть и практически невесомой в финансовом плане, но важной имиджевой составляющей — добровольного отказа от социальных льгот.

Этому можно усмотреть три причины, и все они печальны. Первая — российские власти не верят в наличие у граждан, особенно успешных, каких-либо нематериальных интересов во взаимоотношениях с обществом. Вторая — система всеобщих социальных льгот является важнейшим «крючком», удерживающим общество от внегосударственной активности.

И, наконец, третья — самой большой социальной льготой в России является существование в экономике развитого теневого сектора.

Заинтересованным в его стабильном существовании является практически все население страны, и отказаться от этой льготы сложнее всего.

Впервые идея хотя бы частично выйти из системы государственного социального обеспечения пришла мне в голову в офисе страховой компании. С тех пор как российские работодатели начали включать в социальные пакеты для своих сотрудников полисы добровольного медицинского страхования (ДМС), уверен, мысль каким-либо образом отказаться от использования полисов обязательного медицинского страхования (ОМС), приходила в голову многим. Система добровольного медстрахования параллельна обязательной и на практике ее полностью замещает. Итак, мне не нужен полис ОМС. Я понимаю, что взносы, которые мой работодатель вносит в систему ОМС за меня (а на деле — из моей зарплаты), — святое, и расходуются они не только на меня, но и на десятки менее обеспеченных граждан, и не претендую на их возврат. Однако по месту прописки (где я не проживаю) местная муниципальная власть рассматривает меня как потребителя государственных медицинских услуг. Откажись я от полиса ОМС, расходовать на меня мои же деньги не нужно.

Но от государственной медицины можно отказаться только де-факто (что и происходит), а де-юре — категорически невозможно.

Система ОМС, которой не пользуется ни один член моей семьи, являясь совершенно необязательным для нас элементом системы социального обеспечения, исправно финансируется государством. Равно как и большая часть огромной машины социального обеспечения, за которую нужно платить, но которая мне не нужна. Бог с ним, я не отказываюсь платить. Но мне, право слово, неудобно, что государственный бюджет имеет меня в виду, рассчитывая расходы и на ремонт казенных кроватей в больнице, и на отопление моей квартиры, и на будущую пенсию, которая, со значительной вероятностью, не будет мной серьезно востребована, и на многое другое. Почему бы не разрешить мне отказаться от них официально?

По недавно опубликованной статистике, в России — порядка 80 тыс. официальных долларовых миллионеров. Можно предположить, что никак не менее 1 млн граждан России (на деле — гораздо больше) в силу ряда причин не нуждаются в услугах государственного социального обеспечения — от дотируемого проезда в городском транспорте сейчас до государственной пенсии в будущем. Если хотя бы часть из них откажется добровольно от государственного сервиса, это даст социальной системе значительную экономию.

Единственным известным мне экспериментом в этой сфере была кампания московской мэрии по добровольной 100%-й оплате услуг ЖКХ в 2001 г. Меня не присоединиться к ней заставила только твердая уверенность в том, что абсолютно все заработанные на этом эксперименте деньги будут украдены. Говорят, эксперимент закончился провалом. Но я не верю, что в Москве не нашлось ни одного обеспеченного человека, доверяющего Юрию Лужкову и его команде. Иначе я не понимаю, кто и как постоянно избирает мэра на его должность. Даже если таковых «отказников» будет тысяча, введение системы добровольного отказа от социальных льгот будет оправданно — любая добровольная благотворительность оправданна.

Однако, несмотря на то что более 70% граждан России занесены в списки льготников, вопроса о добровольном отказе от социальных услуг государства, похоже, для российского правительства не существует.

Можно предположить, что госчиновникам просто не верится, что люди, готовые добровольно отказаться от его услуг, существуют на свете в статистически достоверных количествах. Но, думаю, это не так. Все возможные риски отказа покрываются статьей Гражданского кодекса, которая гласит, что отказ гражданина от каких-либо прав не аннулирует эти права. В любом случае, совершенно неясно, чего ради все-таки не позволять лицам, приобретающим полис добровольного страхования автогражданской ответственности, не покупать полис ОСАГО, а лицам, имеющим частную пенсионную программу, не дать возможность отказаться от государственной пенсии. Пусть это позволит консолидированным бюджетам в России суммарно сэкономить $1 млн в год. Этот $1 млн — лишний, он не нужен государству? Постройте новый дом для престарелых.

Можно предположить, что всеобщий охват граждан государственной социальной машиной является элементом государственной политики.

В этой концепции абсолютно все граждане обязаны зависеть от государства, а отказ от государственных благ является чем-то вроде выражения недоверия правительству и правящей партии «Единая Россия».

В принципе, и этот мотив имеет место быть. И государство должно осознавать, что люди, отказавшиеся от навязываемых им услуг, так или иначе что-то должны получить взамен. Так, один очень уважаемый мой знакомый, услышав от меня идею добровольного отказа от льгот, в течение 15 минут выстроил на этой основе что-то вроде системы имущественного ценза для избирателей. Мысль эта вовсе не выглядит безумной, но, с моей точки зрения, это не нужно.

Единственным бонусом «отказников» является их моральное удовлетворение от факта своей независимости и «неспонсированности». Если в России еще нельзя сказать чиновнику: «Вы существуете на мои налоги», — то появление «отказников», разумеется, вызовет к жизни похожий тезис: «Я ничем Вам не обязан, Вы мне не нужны». Тем не менее вряд ли государству так опасен рост уверенности в себе наиболее богатых граждан России. Тем более что от государства этот процесс, по большому счету, мало зависит.

Однако есть льготы, от которых не сможет отказаться, пожалуй, ни один обеспеченный гражданин России. Это льготы, неофициально предоставляемые российским государством в виде согласия на существование «теневого» сектора экономики и обслуживающего этот сектор института коррупции. И добровольный отказ от услуг государственного аппарата — прямая угроза этим льготам.

На деле, «теневая» социальная помощь населению России уже давно является основным видом социального обеспечения граждан России.

Это и возможность ухода от налогов в неофициальном бизнесе: такой льготой в России поддерживается значительная часть учреждений культуры. Это и полузаконная сдача в «серую» аренду площадей НИИ — государственная льгота научным учреждениям. Для сотрудников многочисленных ФГУПов, а также АО с госпакетом право выдавать «серую» или «черную» зарплату — единственный способ получать нормальную оплату за свой труд, а для их менеджмента — оставаться конкурентоспособным как работодатели. Для инвалидов — право неофициально работать, сохраняя льготы на лекарства, право совершенно незаконное, но жизненно важное, равно как и право московских «бомбил» предоставлять услуги такси без госпатента. Наконец, для подавляющего большинства граждан России совершенно незаконное и уголовно наказуемое право дать взятку чиновнику — льгота, позволяющая облегчить себе и законные, и незаконные действия. Причем законные — куда как чаще.

Не стоит недооценивать значение теневого сектора экономики как социально важного механизма. Конечно, добровольный отказ граждан от этого вида льгот преобразил бы страну — но чудес на свете не бывает. Однако практически весь этот полезный и уродливый механизм обязан своим существованием неэффективности системы социального обеспечения населения в «белом», официальном секторе.

Иными словами, теневая экономика имеет функции механизма социальной защиты только потому, что в ней доля государственного вмешательства не так велика, как в освещенной части.

Именно поэтому, если и искать где-либо спасение от страшных сторон теневой экономики, то только в разумно устроенной системе социального обеспечения. Которая не должна ежегодно разыскивать средства на вакцинацию меня от гриппа, на обеспечение меня спортивными комплексами, детскими садами, статуями Церетели и бесплатным гробом в финале, а должна заботиться о тех и только тех, кто действительно не может в силу объективных причин обеспечить себе жизненный минимум. Мне странно видеть, когда отдел кадров предлагает мне поехать в здравницы Сочи с 50%-й скидкой за счет средств соцстраха, тогда как на эти деньги можно отправить туда же инвалида. Можно, я не поеду? А там, глядишь, и с теневым сектором разберемся.

Автор — обзреватель издательского дома «Коммерсантъ»; специально для «Газета.ru - Комментарии»