Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Правильно выбрать галстук

16.10.2006, 11:27
Георгий Бовт

Почему-то мне не очень нравятся галстуки, которые носит кандидат в преемники Дмитрий Анатольевич Медведев. Сам я человек в смысле моды далеко не продвинутый, поэтому это вот «нравятся — не нравятся» — конечно, сугубо субъективное мнение непрофессионала. Мне они кажутся какими-то пестроватыми и широковатыми. Хотя я специально спрашивал у некоторых знакомых женщин: мол, как вам медведевские галстуки в крупную полоску? Они говорят, что «супер, что это модно и он молодец». Ну и слава богу, хоть бабский электорат проголосует за симпатичного и умного, образованного, по всему видать, мужчину.

Он к тому же, как мы недавно все увидели по телевизору, умеет жарить яичницу. Притом с салом. Вот тут я с ним почти полностью солидарен. Хотя блюдо сие, как утверждают диетологи, есть сущий холестериновый яд, но, во-первых, та бабка где-то в захолустье, которой он готовил это блюдо, уже все равно старая, и ей лишний холестерин уже никак не повредит. Во-вторых, что ж теперь — не жить что ли?

Я, правда, предпочитаю вместо сала класть в яичницу бекон. Думаю, что и Дмитрий Анатольевич тоже, потому что любой знает, что бекон вкуснее с яичницей, а сало лучше, если уж так приспичило, с картошкой есть. Однако, если бы он пошел в народ да под камеру с этим чуждым нам беконом, народ, охваченный ныне ксенофобскими порывами, его бы не понял, заподозрил бы в нем скрытого западника да и отвернулся бы. И остались бы от его карьерных устремлений ввысь, к кремлевским звездам, одни шкварки. Так что с салом –— это ловкий ход.

А чем еще знаменит Дмитрий Анатольевич Медведев помимо умения готовить яичницу и выдающихся галстуков, кажущихся мне (вот же докопался он до этих галстуков — раздраженно воскликнут тут некоторые) все же чересчур цветастыми и смелыми для даже нынешней России? Ковбойка какая-нибудь была бы, конечно, еще антинароднее. Я уж не говорю о водолазках. В таковой наряд любил рядиться олигарх Ходорковский, он имел даже наглость прийти так как-то к самому Путину. Чем, разумеется, тут же привлек излишнее к себе внимание. Все остальное было потом практически неизбежно…

А знаменит наш кандидат в преемники еще и тем, что он усиленно интересуется национальными проектами. Именно поэтому в последнее время стало часто видно Дмитрия Анатольевича то посреди новенького компьютерного класса, то в белом халате открывающим какой-нибудь медицинский центр, то посреди колхозного гумна, объясняющего крестьянам, как им легче взять кредит.

Дела это все благие, нужные, и народ постепенно узнает Дмитрия Анатольевича, привыкает к нему, у него потихонечку подрастает рейтинг, краше становится харизма.

Но вот какой вопрос мне не понятен. Должен ли кандидат в преемники в цветастом модном галстуке, мыслящий себя через некоторое количество месяцев всенародно избранным лидером нации, занимать хоть какую-либо внятную позицию по тем текущим событиям, что происходят вокруг нас, или же он должен, точно слепая лошадь, ходить уныло по тому кругу, что очерчен ему то ли нынешним хозяином Кремля, то ли некими представлениями, внушенными политтехнологами, чтобы, мол, до поры «не высовываться»?

За последнее время в стране убили видного банкира Козлова и не приятного власти журналиста Политковскую, случилась Кондопога, уже не первую неделю тянется фарсовая «война с Грузией», которая, как любой фарс, разумеется, не могла обойтись без того, чтобы именно теннисистка с грузинской фамилией Чакветадзе выиграла Кубок Кремля (с чем я ее искренне поздравляю, тем более что я заранее поспорил и считал, что по логике вещей так и должно было случиться).

Практически в связи со всеми этим событиями (кроме убийства Козлова) действующий президент обозначил свою позицию таким образом, что ее не назовешь, скажем прямо, нарочито яркой, броской, пиаровской. Про Политковскую он вообще молчал три дня. Это автоматически означает, что и, скажем, кандидат в преемники тоже должен молчать?

Про Грузию же вот разговорился другой кандидат в преемники — министр обороны Иванов, который, надо отдать ему должное, вообще часто любит поговорить по темам, выходящим за строгие пределы его непосредственной компетентности. И позиция его по Грузии ну совершенно понятна, она по-своему ярка.

А Медведев — ни гугу ни о чем. Он боится? Не знает что сказать? Без команды не говорит? Или вообще ему это все по фигу?

Означает ли все это, что Дмитрий Анатольевич Медведев будет занимать позицию и рассказывать о своих взглядах на окружающую нас жизнь и случающиеся в ней всяческие сложные коллизии только тогда, когда ему скомандуют «пора», а до того мы о нем мало что узнаем, кроме предпочтения в галстуках? Если так, то жаль.
Потому что излишние послушание и «правильность» чаще всего вредят политической карьере.