Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Бей… спасай Россию!»

09.10.2006, 12:10
Георгий Бовт

Иногда, бывает, и сам удивляешься своим же прогнозам. Пару недель назад я написал колонку под названием «Не к тому готовятся», рассуждая, что все разговоры на тему национальной идеи и суверенной демократии рано или поздно кончатся тем, что там, наверху, решат, что лучшей идеологии, чем национал-патриотизм (или патриотический национализм – кому как нравится), к выборам 2007–2008 все равно не сыскать. Потому как именно запрос на национальный патриотизм и патриотический национализм – это, пожалуй, единственное, что на сегодняшний день цепляет массового обывателя, у которого в голове сплошная кондопога.

Честно говоря, я не думал, что сия кампания развернется так скоро, споро и мощно.
Тут подсобили, конечно, грузины. Они к тому же оказались более чем удобной «тренировочной мишенью» для того, чтобы потренироваться в сплочении нации. Во-первых, они не мусульмане, за них не вступится Организация Исламская конференция, где мы хоть и не член (пока), но наблюдатель. И вообще мусульманский мир не вступится, истерики не поднимет. Чай, Саакашвили мочить – не карикатуры на пророка рисовать. Во-вторых, они не станут надевать на себя пояса шахидов и взрывать себя посреди русских городов в местах массового скопления сплотившейся нации. Хотя как знать. Армяне тоже не мусульмане, однако ж на протяжении доброй части ХХ века преследовали терактами турок по всей Европе, мстя за геноцид 1915 года. В-третьих, грузинская диаспора далеко не самая крупная в России. К примеру, она раза в четыре меньше азербайджанской, при этом ее бизнес сосредоточен в тех сферах, которые всегда приятно переделить.

Нация же словно ждала, пока ей кто-нибудь скажет «ату!». Административный восторг тех же ментов и прочих полицейских, преследующих грузинский бизнес сугубо по национальному признаку, в духе «этнической чистки», есть не что иное, как отражение именно массовых настроений. Милиция у нас, как известно, с 1917 года народная, плоть от плоти, кость от кости.

Между тем во всяком национал-патриотизме, как и вообще в любом патриотическом подъеме, помимо очевидной буйной составляющей – восторженных погромов под лозунгами «Бей грузин, спасай Россию!», есть и иные составляющие.
Усилия нации, которую сплачивают и политически организуют пусть и на столь примитивной (националистической) основе, могут быть направлены в том числе и в конструктивное русло. В русло тех же, прости господи, национальных проектов. У них как бы появляется еще и этакая державная осмысленность, так что иной раз можно будет ущучить нерадивых исполнителей тем, что, мол, кто не с нами, кто саботирует нацпроекты – тот «грузин», в смысле враг народа. Благо технологии на сей счет у нас отработаны еще товарищем Джугашвили.

Вспомним, что именно являлось единственной и практически универсальной идеологической базой строительства и развития всех постсоветских государств, начиная с республик Прибалтики и кончая соседней Украиной. Именно национал-патриотизм. (Ксенофобскую составляющую каждая молодая страна добавляла, как говорится, «по вкусу».) Национальное самосознание было первым, что приходило на ум массовому обывателю (вернее, первое, что там удавалось укоренять), вышедшему из советской промывочно-мозговой системы. Единственное исключение до сих пор составляла Россия. Которая сама по себе, по составу входящих в нее территорий, «мини-империя». И вот теперь, видно, настал ее черед строительства «национального государства». Причем его, в отличие от многих других постсоветских стран (скажем, балтийских), решили не скрещивать с демократией на манер европейской или американской. Разве что с «суверенной», что есть особая, как потом, видимо, напишут историки, историческая формация, она же режим. Может ли новая националистическая идеология выполнить ту мобилизационную функцию, которую в свое время выполнили сталинский коммунизм, немецкий национал-социализм, итальянский фашизм и японский милитаризм? Все эти -измы объединяет то, что они выполнили мобилизующую функцию в странах так называемой второй волны индустриализации. К примеру, немецкие национал-социалисты в свое время прославились (помимо этнических чисток, в том числе бизнеса) тем, что создали превосходную сеть автобанов. Может, теперь новый русский патриотизм поможет решить хотя бы одну из двух главнейших российских проблем (наряду с дураками) – дорожную? Особенно если приравнять плохое качество дорог к национальной (в буквальном смысле) измене.

Можно поставить вопрос и шире: может ли новый русский патриотизм вывести из цивилизационного кризиса, в котором оказалось нынче русское государство, погрязшее в коррупции, жестокости и черствости по отношению к собственным гражданам и граждан по отношению друг к другу?

Кто-то возразит: нынче времена не те. Во времена развития информационных технологий нужно совсем другое общество – свободное, раскрепощенное, не закомплексованное, открытое, а не самоизолирующееся в ксенофобии от внешнего, воспринимаемого враждебно мира. К тому же Россия – многонациональная страна, теребить в ней национальные вопросы – просто стремно.

Ну да, все так – и время другое, и теребить стремно. Но вспомните-ка, кого и когда в истории человечества рассудочные аргументы и нормальная логика останавливали от того, чтобы совершать то, про что говорили, что делать это «стремно»? Поэтому мне кажется, и у нас тоже – попробуют еще разок пройтись по тем же граблям. Однако в массовом, обывательском национал-патриотизме сокрыта ведь и еще одна штука. Важно именно то, что это – именно массовое движение, массовая инициатива. И в эти времена нужны иные политические технологии, чем те, что освоены сейчас.

Спящим, безыдейным обывателем, обывателем, как модно говорить, «уставшим от политики», можно манипулировать с помощью политтехнологий, созданных в свое время Александром Стальевичем Волошиным и приспособленных к путинским временам Владиславом Юрьевичем Сурковым со товарищи, когда все ниточки театра марионеток сходились в одно неприметное место. Это для него, «уставшего от политики обывателя», годятся андроидные партии во главе с блеклыми андроидами-лидерами, выигрывающими так называемые выборы, бессмысленные, бессодержательные и «беспрограммные», с помощью «эффективной политики» административного ресурса.

Однако же все это не годится для обывательских масс, разбуженных и возбужденных кличем «бей инородцев!». Такая толпа ищет уже совсем других лидеров – трибунов, вождей, способных идти в толпу, на улицы и площади. Она ищет своих Ле Пенов, своих Муссолини, своих Гитлеров. И она их, что примечательно, всегда находит.

Но никто из тех, кто нынче заслоняет собой телевизионный экран во время теленовостей, на эту роль, увы, не годится. Ни один из так называемых «преемников», ни даже Жириновский (он уже вполне – и слишком – системен, респектабелен). Все они слишком уж из другого мира, говорящие на разном с народом, с обывателем, с толпой языком, живущие совершенно другой – «марсианской» – жизнью. Более того, если процесс «национализации» идеологии пойдет столь же стремительными темпами, как он шел в последние две недели спецоперации «Грузин», то даже нынешний президент, самый на сегодня харизматичный российский политик, бросивший уже в массы тот самый лозунг насчет защиты «интересов коренных народов» (помните булгаковское «Аннушка уже пролила масло…»?), вряд ли удержит все это под своим контролем.

Может быть, те, кто сейчас дергает из-за кулис за ниточки развернувшейся кампании, уже знают фамилию будущего вождя нации? Не исключено. Но помнят ли они о том, что в карьере каждого фюрера бывает этап, когда он в «ночь длинных ножей» избавляется от тех, кто привел его к власти? И о том, что история всегда складывается иначе, чем то написано в предварительных бизнес-планах даже самых изощренных ее конструкторов.