Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Авиационная проктология

14.08.2006, 11:41

Ныне вводимых мер безопасности на пассажирских самолетах все равно недостаточно. Они есть лишь паническая реакция на один придуманный ход террористов. Но потенциально таких ходов множество. Можно даже предотвратить подавляющее их большинство, но тогда сам полет на пассажирском самолете превратится в омерзительную процедуру, на которую люди будут отваживаться разве что в самых критических случаях.

Сегодня запрещают проносить на борт самолета любые жидкости, гели, шампуни и т.д. Британские авиакомпании запрещают проносить на борт самолета любую ручную кладь. Это снижает опасность теракта, но вовсе его не предотвращает полностью. Потому как сегодня не составляет никакого особого труда сконструировать такую двух-трехкомпонентную бомбу (каждый из компонентов которой не определяется детекторами как опасный), которая может смешаться во взрывную смесь уже в сданном багаже через назначенное время. В багаж можно сдать и иные смертоносные штучки, которые давно уже изобретены человеческими спецслужбами. Террористы могут начать заглатывать взрывчатую смесь наподобие того, как заглатывают контейнеры с наркотиками. В ответ на что можно, разумеется, начать проводить гинекологический, проктологический, а также ультразвуковой осмотр всех без исключения пассажиров. А вдобавок заставлять их полностью снимать одежду, сдавать ее авиационным властям, а летать в специально изготовленных на полет робах и без всяких личных вещей вообще. А заодно и вообще без багажа. Это будет похоже примерно на то, как летят мусульманские паломники на хадж в Мекку, – ничего лишнего.

То есть летать становится все более неприятно чисто процессуально.

Причем ладно там Европа или Америка, где принято сдавать багаж совершенно открытым, не опасаясь, что его вскроют алчные аэропортовские грузчики (хотя за греческие, итальянские и некоторые восточноевропейские аэропорты я бы лично не поручился – имеется кое-какой опыт). Там не принято, как у нас, заворачивать перед check-in чемоданы в пластик или оберточную бумагу. Но почему-то мне кажется, что работники многих российских аэропортов (не будем называть никого, чтобы другим обидно не было) были бы рады, если бы пассажиров заставили сдавать в багаж все электронные устройства (плееры, мобильные телефоны, лаптопы, а заодно часы и массивные золотые украшения). Во всяком случае мною замечено, что всякий раз, едва стоит что-нибудь положить в боковые карманы в чемоданах, то что в Шереметьево, что в Домодедово на прилете чемоданы выезжают на ленте транспортера с кем-то уже расстегнутой молнией на этих карманах (когда улетаешь, такой эффект в пункте прибытия не наблюдается). Книги, правда, не берут (камеру сдал по ошибке в Шереметьево в багаж один раз, пришлось потом покупать новую).

И на все эти строгости террористам все равно есть чем ответить. Благо, видов общественного транспорта много. Недавно нью-йоркская полиция объявила о раскрытии заговора по взрыву тоннелей, ведущих под толщей воды к острову Манхэттен. Теперь (сам видел) на въезде в эти тоннели круглосуточно дежурят полицейские, пристально вглядывающиеся в лица проезжающих водителей и пассажиров. Правда, что толку от такого вуайеризма.

Еще имеется метро. Там можно что-то такое распылить или тоже взорвать. Или обыскивать всех пассажиров?

Системы водоснабжения. Пресловутые ядерные объекты. Наконец, распылять химическое или бактериологическое оружие можно просто на улице, в местах массового скопления людей.

Противодействуя всякий раз тем или иным видам и формам террористических атак, человечество будет бороться лишь с отдельными следствиями, проявлениями, но не с причиной терроризма. Всякий раз они будут неадекватны масштабам и характеру уже развязанной против человечества войны, будут всегда запаздывающей реакцией на уже случившееся.

Вопрос в том, как долго устоят в такой неравной борьбе те цивилизационные нормы и принципы, которые выработаны буквально в последние десятилетия и которые позволяли было надеяться, что люди в своей цивилизационной совокупности стали несколько более развитыми, чем в средние или древние века.

Да что далеко ходить в историю. Не далее как в годы Второй мировой войны верховный главнокомандующий Сталин депортировал целыми народами тех, кого лишь подозревал в потенциальной нелояльности, – немцев Поволжья, крымских татар, чеченцев и пр. Демократичный Рузвельт интернировал (то есть отправил в те же лагеря, только с несколько более мягким, чем в ГУЛАГЕ, режимом) всех находившихся на территории Америки японцев, в том числе имевших американское гражданство. Интернирование по национальному признаку имело место и в других странах. Это уже спустя десятилетия перед обиженными народами извинялись и их реабилитировали.

Аналогом таких действий в настоящее время мог бы стать разве что полный запрет всем лицам мусульманского вероисповедания летать на пассажирских самолетах (или летать отдельно на «мусульманских рейсах», как еще сорок лет назад на американском Юге ездили в отдельных автобусах негры), исходя лишь из того, что «не все мусульмане террористы, но все террористы – мусульмане». Но именно нечто подобное (как, наверное, и полный гинекологический и проктологический осмотр всех пассажиров) и стало бы провозвестником возвращения человечества из его нынешней, получающейся как бы искусственной, эры политкорректности, терпимости, какой-никакой демократичности, в привычное состояние варварства, дикости и мракобесия, в котором оно и пребывало в течение почти всего (в историческом масштабе) времени своего существования.

Картина жуткая и отвратительная.

Однако не менее жутко и отвратительно наблюдать, сколь беспомощны современные политкорректные политики и международные правила игры против навязываемой человечеству сугубо религиозной войны (то есть войны по сути своей средневековой).

Те же англичане столь долго заигрывали с разными муллами и шейхами, управлявшими никак не интегрированными в британское общество мусульманскими анклавами Бирмингема или Лондона, наверное, не для того, чтобы проводить там сейчас массовые облавы в поисках еще не пойманных шахидов. Но вынуждены заниматься именно этим. Российские власти, наверное, тоже не для того дают 10 миллионов баксов палестинской администрации, чтобы даже не ХАМАС, а благообразный Махмуд Аббас на эти деньги финансировал программы подготовки шахидов (семья шахида, согласно подписанному им закону, получает в месяц по 250 долларов, плюс возможные надбавки жене и детям). Но пока получается именно так, и не дай бог, чтобы дороги этих шахидов пересеклись где-нибудь с дорогами детей или родственников наших политиков, принимавших решение о «спонсорстве». Они и с Ираном тоже чуть-чуть приторговывают оружием и ядерными технологиями из благих побуждений, вовсе не ведая о его дружбе с «Хезболлой» и прочими подобными «миролюбивыми» организациями.

Американцы тоже, разумеется, из самых благих и альтруистических побуждений держат у себя более 600 миллиардов саудовских нефтедолларов, делая вид, что эти деньги не имеют никакого отношения к поддержке мирового терроризма.

Запад и Россия по стародавней привычке «холодной войны» все пытаются при этом на чем-то друг друга объегорить и как-то уязвить, подозревая во всяческих взаимных кознях (зачастую подозревая оправданно). Мы при этом также наивно полагаем, что нам удастся первыми состряпать свой сепаратный «мюнхенский сговор» с теми, кого Буш недавно назвал «исламскими фашистами».

Не получится. Потому что они хотят нас посадить в один самолет с Бушем, выписав билет в один конец – в ад. Тут нам даже проктологический самоосмотр не поможет.

Потому что нужны совершенно другие превентивные меры.