Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Одно окно» — это значит задница

03.07.2006, 13:10
Георгий Бовт

Те, кто хотел в минувшие выходные затариться каким-нибудь спиртным помимо пива, рискнули наткнуться на закрытые винно-водочные отделы. И водка, и вино теперь подлежали сложной операции, называемой «Переклейка акцизных марок». Уже, кажется, все массмедиа вдоволь оттоптались на этой очередной идиотской новации (идея и неисполнение ее принадлежат Минэкономразвития и Минфину), приведшей к исчезновению из магазинов практически всего спиртного крепче 5,5%. А один известный обозреватель ехидно предположил, что если бы Греф с Кудриным затевали ваучерную приватизацию, то она бы не прошла, потому что просто вовремя не напечатали бы ваучеров.

Я же в свою очередь вспомнил дивную сцену, которую видел в приволжском городе Кинешме во времена разгара антиалкогольной кампании имени Лигачева--Горбачева.

Было без чего-то два пополудни. Напомню, если кто забыл: именно с 14.00 начинали торговать тогда спиртным, причем с ограничением «в одни руки».
Напротив дверей местного обшарпанного винного магазинчика собралась приличная толпа народа — несколько сот человек. Они не стояли, как какие-нибудь американские безработные к окошку выдачи пособия, когда между личностями расстояние не меньше метра и все они стоят, вытянувшись в длинную самоуважительную цепочку. Нет, наши сограждане сгрудились плотной и волнительной толпой, обреченной на то, что первым в ней мог оказаться только сильнейший или тот, кого сильнейшие вынесли бы стихийной силой, по закону движения текучих материалов (сильнее течет по краям, а не по центру).

Ровно в два толпа напряглась, по ней словно пробежал электроток, она вздрогнула — и в магазине зазвенели стекла. Потом толпа ахнула и пошла на штурм, пренебрегая отчаянным визгом засевших внутри продавщиц. Тщедушный страж порядка также был бесцеремонно отброшен в сторону, в воздух стрелять он не стал, а ОМОН тогда созывать на такие мероприятия было пока еще не принято. В тесных дверях тотчас образовалась пробка. Пробка истошно орала, потому что ей было больно. Движения вперед не было. Казалось, штурм захлебнулся. Ан нет! Из задних рядов начали поднимать на руках над морем голов каких-то наиболее пропитых и тщедушных мужичков и бросать ногами вперед в магазин. Они пробивали собой остатки стекол, влетали внутрь и занимали очередь уже к кассе. В дверях начался мордобой, он отсеял слабых, коих вышвырнули вон из очереди, заляпанных кровавой юшкой, зато пробка рассосалась, из очереди образовалось подобие самоорганизованного гражданского общества, и торговля пошла.

Все эти шутки с водкой и «полусухим законом» кончились для Советского Союза очень плохо, а именно — смертельно. Нужно быть либо очень самонадеянными, либо бесконечно глупыми людьми, чтобы подобным же образом начать шутить со спиртным уже при жизни все того же поколения.

Впрочем, все это нисколько не удивительно. Потому как наше государство и его бюрократия устроены таким чудным образом, что все, за что они ни возьмутся, практически всегда выходит через задницу. Они непременно придумают какой-то такой способ организации процесса или даже реформы, чтобы процесс и реформа пошли каким-то наиболее экзотическим и самым неудобным людям путем.
Если уж вздумалось переклеивать акцизные марки, то непременно с геморроем, так чтобы их было мало, чтобы вовремя не напечатали и чтобы обанкротились всевозможные предприниматели, занятые в этом бизнесе и вынужденные за всю эту государственную глупость расплачиваться собственными убытками (разумеется, за такие пустяки, как чье-то банкротство, никто ответственности не понесет), и чтобы обыватель начал проклинать власть вплоть до самой высшей, разумеется.
Они вообще все так делают. Они именно так организуют сбор налогов: чтобы частный предприниматель (если речь идет о частном бизнесе, платящем налоги) часами и днями стоял бы в очереди в налоговую или Пенсионный фонд и непременно запутался бы в постоянно меняющихся реквизитах и бланках отчетности. Ровно то же будет происходить и с простым гражданином. А зачем, вы думаете, они придумали разные 20-значные корсчета, БИКи, ИННы и прочую тряхомудию на платежках? Правильно, чтобы бабки полуслепые, платя земельный налог, в сберкассах с ума бы сходили. Ровно такой же фан вы получите всякий раз в ГАИ, если придете платить туда штраф, разбираться в «группу разбора» или регистрировать машину, а также если придете платить жалкие 100 рублей за то, что ее у вас утащили за неправильную парковку. Вы непременно потеряете массу времени — часы, долгие часы — и нервов.

Не дай вам бог также когда-нибудь получать у них пособие.

Все то же самое при оформлении загранпаспорта или паспорта внутреннего. При регистрации недвижимости или получения разрешения на перепланировку. При регистрации иностранца, если вы, не дай бог, пригласили его на две недели погостить по частному приглашению: все время его визита вы будете обивать пороги местных околотков. И наплевать, что такого маразма нет ни в одной приличной стране мира.
А еще недавно они вас (нас) «амнистировали»: заявили, что, мол, те дачки, которыми мы владели десятилетиями, нам, так уж и быть, прощены («амнистированы»), а владели мы ими как-то, оказывается, не так, а также «не так» владели землей под строениями. И теперь остались нам для полного высочайшего «прощения» сущие пустяки: собрать штук 12–15 справок, записавшись предварительно в каждое выдающее такие справки ведомство, лучше часов с четырех утра, чтоб наверняка попасть, потом — со всей кипой справок, еще раз записавшись, уже лучше с трех утра, а также проведя «межевание» (там очередь пустяшная, всего-то год-полтора), — в то самое сокровенное «одно окошко», которое по их задумке якобы все «упрощает».

На самом деле термин «одно окно» — это такая их издевательская над нами шутка, потому что в их исполнении «одно окно» в переводе на наш, человеческий, нормальный язык — это значит через задницу.

И нечего потом удивляться, что весь мир тычет в такую страну пальцем и предупреждает, что когда мы проводим IPO даже одной из крупнейших своих нефтяных кампаний, то нам верить нельзя (потому что это делают те же люди, что кинули собственный бизнес на бабки в ходе нынешней операции «Акцизные марки»). И металлургическую кампанию Arcelor им продавать тоже нельзя. И вообще с нами много по каким вопросам дело иметь нельзя. Потому как далеко не все ведь любители, чтоб через задницу все делать и разделять с нами столь нетрадиционную ориентацию нашей государственной бюрократии.