Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Виват карбонариям!

20.03.2006, 10:39
Георгий Бовт

Ой как неспокойно в мире капитала! Именно такая мысль приходит первой на ум, когда смотришь сочувственные (классовой борьбе трудящихся) репортажи государственного российского телевидения. Я ровно такие же репортажи, помню, видел и в 70-х, и в 80-х. В 90-х стало их меньше. Но сейчас опять в ходу популяризация идей насчет того, что на Западе, в этом мире чистогана и наживы, трудящимся приходится буквально на улицах, с булыжниками и обломками арматуры в руках отстаивать свои права в боях с «до зубов вооруженной полицией».

Стандарты государственной пропаганды словно нисколько не изменились с брежневских времен. Надо всячески дать понять (показать красочную картинку) обывателю, что жизнь на этом самом треклятом Западе – сущий кошмар. По сравнению с той картинкой, которая коррелируется, так сказать, с образом становящейся с каждым днем все благодатнее и благодатнее нашей жизни. Если бы у нас периодически не падали на головы людей крыши, не случались пожары и прочие катаклизмы и катастрофы, то картинка была бы и вконец радужная. А так только одно понятно из передач государственного телевидения: в Чечне нынче спокойнее, чем в Латинском квартале Парижа.

Посмотрит наш обыватель телевизор на ночь глядя – и непонятно, как дальше вообще спать спокойно, если душа преисполнена интернациональной солидарности.
Почти повсеместно свирепствует птичий грипп, антураж людей в костюмах биологический и химзащиты воскрешает в памяти давние школьные уроки гражданской обороны и «дружеский совет» товарища военрука Капустина завернуться в случае ядерного взрыва в мокрое одеяло и медленно ползти по направлению к кладбищу.

В Америке, как создается впечатление из государственных репортажей, так и вовсе один ураган сменяет другой, сметая на своем пути жалкие хибарки американских трудящихся. Подлая администрация Буша, разумеется, трудящимся не помощник. В Евросоюзе — одни только бесконечные разногласия и нелегальные иммигранты (все – темнокожие). В Латинской Америке – наркомафия и бразильский карнавал. Даже в далеком Таиланде вскрылись непримиримые классовые противоречия, и народ потребовал правительство к ответу – и отставке. Тут недавно один приятель как раз из Таиланда возвернулся, весь такой из себя загорелый. Я к нему с расспросами: мол, как там народ требовал правительство к ответу-то, не пострадали ли российские граждане во время отдыха? А он говорит, что вообще ничего не заметил. Поразительная, знаете ли, политическая близорукость.

Насмотревшись тревожных репортажей про восставшую парижскую Сорбонну, тоже спрашиваю у другого приятеля: как там Катя, не бунтует ли (Катя — дочь его жены, эмигрировавшей лет десять назад в о Францию)? Он говорит: нет, не бунтует, ее мальчики в основном интересуют. А такие, как она, стало быть, не интересуют наших репортеров. Оно по-своему и понятно – нормальная жизнь скучна и «нерепортабельна».

Однако ж я бы на месте разных государственных пропагандистов-добродеевых все же поостерегся бы с парижскими зарисовками насчет классовой борьбы. И вот почему.
За что конкретно борются парижские студенты? Грубо говоря – за халяву. Образование в Сорбонне, как и в других государственных университетах этой давно уже не вполне капиталистической страны, если кто не знает, бесплатное. Студенты борются еще и за нерасторжимость так называемого первого контракта: чтобы в первые два года после завершения учебы «молодого специалиста» фактически никто не мог уволить. У нас такое было при «совке», если кто забыл: молодой специалист был неприкасаем в первые три года после вуза, что бы он ни вытворял на работе. И где теперь та советская экономика? Еще парижские студенты, как и прочие многочисленные левые, яростно отстаивают 35-часовую рабочую неделю, огроменные отпуска, всевозможные льготы и вообще возможность учиться практически до бесконечности, а жить при этом в сытости и при всяких пособиях. Благо нелегальные иммигранты, которых никакая евробюрократия все равно не одолеет, сделают за них всю грязную и прочую работу.

И вот это вот все популяризируют на нашем телевидении! Господа совершают, я уверен, сознательный (или по причине политической близорукости) подрыв устоев устоявшейся вертикали власти.

Потому что какая такая у нас 35-часовая рабочая неделя? Какие такие у нас социальные льготы? В стране, где отсутствует, по сути, всякое трудовое законодательство, на практике давно уже развалились и развеяны в дым всяческие социальные гарантии. Где зарплату платят либо нищенскую, либо в конвертах и исключительно на условиях работодателя, а не на условиях контракта. Чему учат государственные репортеры, умиляясь поборникам тотального социального иждивенчества и никак не уточняя истинных целей и подоплеки «студенческого движения» во Франции? Тому, чтобы и у нас люди вышли на улицы с теми же лозунгами? Благо социального иждивенчества у нас в крови хоть отбавляй. А поводов потребовать так называемой социальной справедливости куда больше, чем у французов.

Это все не мелочи, между прочим, а отражение того идеологического тупика, из которого, воспевая «совок» и все, что с ним связано, никак не хочет выбраться современная российская элита.

Вместо того, чтобы наконец заняться пропагандой труда, предпринимательства и новой трудовой этики во имя заработков (больших и при том нестыдных заработков) и сытости родных семей и близких, государственные пропагандисты по инерции продолжают искать «изъяны» в западном обществе и культивировать иждивенческие патерналистские иллюзии в собственном народе. Рано или поздно – будут биты. Булыжниками и той же арматурой.