Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Неудобные вопросы

13.03.2006, 11:44
Георгий Бовт

Кажется мне, что термин «национальные проекты» начинают забалтывать. Уже есть не только Совет по национальным проектам, но и его президиум (спасибо еще, что нет почетного президиума). Они (совет и президиум его) заседают. Как сказал курирующий все это дело (нацпроекты) Медведев Путину, работа «в целом набирает обороты». Сразу вспоминается Горбачев с его «процесс пошел». Мне лично Горбачев импонирует, но опросы общественного мнения на тему оценки его деятельности свидетельствуют, что большинство сограждан придерживаются совсем другой точки зрения. И посему ассоциации между «в целом набирает обороты» и «процесс пошел» могут оказаться неприятными не только для Горбачева, но и для Медведева.
Формирование рынка доступного жилья по журчащей вокруг этой темы политической риторике тоже сильно напоминает известную «Жилищную программу» от ЦК КПСС, согласно которой в 2000 году каждая советская семья должна уже была жить в отдельной квартире. Не всем довелось, хотя у некоторых семей теперь много квартир.
Однако фразы типа «не всегда в регионах и муниципалитетах демонстрируется готовность к выделению соответствующих земельных участков, существует серьезная локальная монополия», звучащие из уст кремлевских политиков, настораживают какой-то своей полной безнадежностью. Как и разговоры в телевизор двух серьезных людей про то, что «при необходимости надо подключать правоохранительные структуры».

За этим угадывается банальный российский двучлен – «ничего не работает» + «везде воруют и мздоимствуют».

Примерно то же с медициной. С одной стороны, Медведев докладывает Путину, что «все выплаты идут нормально» и что «неплохих результатов удалось добиться в области родовых сертификатов». С другой стороны, что беременное население знает о родовых сертификатах? Как это все работает? Куда идти сертифицироваться, дабы не быть посланным в грубой форме, грозящей выкидышем?

Когда первый вице-премьер говорит Путину о том, что «эту схему необходимо продвигать по другим направлениям», то какие направления он имеет в виду и какую именно схему там собирается продвигать?

Важно, конечно, что президента держат в курсе, однако неплохо было бы все же поподробнее и, главное, на понятном людям простом и доходчивом языке объяснить это же самое всем остальным.

К примеру, почему бы тому же Медведеву или кому-то из его замов и помощников, если уж он так занят, не откладывая дело до времен избирательной кампании 2008 года, с графиками, схемами и цифрами в руках (в них же можно держать даже указку) не выступить в прямом эфире или хотя бы в записи по телевидению и по-человечески, по-простому не рассказать о головокружительных и в общем-то очень даже полезных стране планах. Ну хотя бы разок — вместо «Аншлага» с Петросяном. А реальные люди с улицы, а не подсадные утки задали бы реальные и действительно интересующие их вопросы.

Ведь это же совсем не страшно, зато могло бы вызвать в обществе не только реальный интерес к этим самым нацпроектам, но и конструктивную дискуссию на тему, как их все же получше осуществить. Почему власти так боятся разговаривать «без купюр» с собственным народом даже на такие невинные темы? Почему не учатся заново (когда-то все эти люди это умели, но потом разучились распознавать жизнь за окном высоких кабинетов) разговаривать на языке, понятном людям, а не на том казенном наречии, от которого скулы сводит?

К примеру, интернетизация школ – дело само по себе хорошее, но что там обсуждать — нечего что ли? К примеру, кто и как будет фильтровать интернет-контент, который явно не весь детям несовершеннолетним надо открывать? Как конкретно можно организовать учебный процесс с помощью интернета и общение школы с родителями и детьми? Неужели предложения на сей счет могут быть только у чиновников от образования и должны быть спущены сверху в виде бюрократических инструкций, а обсуждать эту касающуюся многих людей тему с простыми обывателями просто западло?

А процесс получения сельхозкредитов будет организован так же чудно, «через одно окно», как в случае с регистрацией бизнеса с легкой руки Грефа с Кудриным? В жизни этот процесс в его сегодняшнем реальном виде называется проще – «через задницу». Так же будет и с кредитами, если это все вновь родится в безальтернативной форме в безальтернативных чиновничьих мозгах.

Власть сегодня приняла на вооружение формулу, которую как-то в сердцах изрек министр Зурабов. Уже убегая с какой-то пресс-конференции, не под запись, он бросил: «Все равно никому ничего не докажешь». Это он о монетизации льгот сказал.

Отчасти, конечно, министра можно понять: придумываемые схемы ой как непросты, а народ наш, как известно, дремуч. Но верно и то, что объяснять ему толком и внятно, без посредства подсадных, согласно кивающих в такт уток (то есть заранее согнанного начальством в нужное место должным образом проинструктированного народа), уже давно никто ничего не пытается.

Нынешняя власть собственными руками создала вокруг себя совершенно безальтернативное политическое пространство, исповедуя именно этот принцип – никому ничего не докажешь, все равно все извратят и разворуют.

Но безальтернативность расслабляет. Она сушит мозг. Мозг перестает пытливо искать ответы на неудобные вопросы. Потому что неудобных вопросов больше никто не задает. Отучились также давать и толковые советы: а вдруг они не понравятся безальтернативному начальству? Вдруг заденут чьи-то безальтернативные интересы? Безальтернативность рано или поздно порождает скудость мысли. Так уже произошло в безальтернативной Думе: по многим свидетельствам, само качество (оставим даже в стороне содержание) подготовки законов там резко упало: а чего, в самом деле, париться, если текст напишут в правовом управлении администрации президента.
Однако национальные проекты – это как раз та самая сфера, которая требует деятельного соучастия всей нации. Тут, извините за кощунство, диалог того же Медведева с простым обывателем ничуть не менее важнее (а может, даже более важен), чем диалог его же с главным обитателем Кремля. В противном случае все эти проекты просто сгинут в бюрократической и околоденежной толчее-суете, провалятся в бессодержательной, хотя и постановочной политической болтовне. И это не будет уже только чисто карьерная проблема Дмитрия Анатольевича Медведева времен 2008 года, но и сугубо житейская проблема еще более чем 143 млн российских обывателей. На куда более долгий срок.